Военный интендант продал МиГи по цене бутылки водки


И сбежал из-под ареста, отпросившись у мамы

Военный интендант продал МиГи по цене бутылки водкиВ Нижнем Новгороде суровым сроком и процессуальным фарсом закончился громкий судебный процесс над чиновником Росрезерва, который продал «налево» 4 истребителя Миг-31, предназначавшихся для Сирии, по цене бутылки водки. Продажа машин по 153 рубля за штуку была оценена судом в 11 лет общего режима и миллион рублей штрафа. Однако подсудимый Андрей Силяков еще до суда сбежал из-под домашнего ареста. От приставов его спасла мать, сказав, что тот празднует день рождения жены.

Нижегородская прокуратура обнаружила незаконную продажу четырех истребителей-перехватчиков МиГ-31 по цене бутылки водки еще в 2009 году. Планеры (конструкция самолета без двигателя и вооружения) хранились на оборонном предприятии ОАО «НАЗ «Сокол». Проверка прокуратуры закончилась многообещающим выводом о том, что «хищение совершили неустановленные лица». Зато был подсчитан ущерб: более чем в 1,4 миллиарда рублей.

Следственный комитет РФ по Нижегородской области возбудил уголовное дело. Вскоре он установил виновника пропавших планеров – сотрудника отдела мобилизационных резервов управления Росрезерва по Приволжскому федеральному округу Андрея Силякова. По данным следствия, именно он снял бронь с самолетов, находящихся в стратегическом запасе и не подлежащих продаже. Тогда разбронировали самую разную продукцию из 1,8 тысяч наименований – болты, гайки и пр. Среди них оказались и МиГи. Купить самолеты намеревался нижегородский авиационный завод «Сокол». Но предприятию было невыгодно приобретать весь лот. И Силяков обещал помочь заводу с приобретением планеров. Знакомый оценщик оценил МиГи в 147 рублей за истребитель (реальная стоимость только одного корпуса превышает 116 миллионов рублей), и они ушли из госрезерва по цене 153 рубля 40 копеек в перечне простого металлолома некоемому ООО «Металснаб». Потом самолеты были еще восемь раз перепроданы, в одной из сделок их цена снизилась даже до 130 руб. за штуку. В конце концов, истребители купило ЗАО «Главснабресурс», принадлежащее жене Андрея Силякова. И уже оттуда самолеты были проданы заводу «Сокол» – почти по миллиону рублей за планер.

С самого начала и до конца всех этих сделок МиГи находились в ангаре на хранении всё того же предприятия «Сокол». Однако руководство авиазавода, по данным следствия, об этом не знало и к афере отношения не имело. Точно также как и руководство «Росрезерва» оставалось в неведении, что из его закромов продаются истребители – они ведь значились только под порядковыми номерами. Поначалу, правда, нижегородские следователи не исключали, что у них могут возникнуть вопросы к должностным лицам Росрезерва в Москве, занимавшихся организацией этих торгов, а круг подозреваемых может быть расширен. Они высказывали предположение, что по такой схеме разбронировали в стране и другую военную технику. Однако в деле так и остался один обвиняемый – Силяков, отметили в «независимой газете». Правда, вскоре после обнародования факта пропажи планеров гендиректор авиазавода Михаил Шибаев оставил должность по состоянию здоровья. А год назад по собственному желанию уволился и руководитель Приволжского окружного управления Росрезерва Владимир Милюков.

Позднее обнаружился еще один «слой» этой аферы. Оказалось что проданные 4 планера должны были быть проданы Сирии в рамках контракта, существование которого долго отрицалось российским официальными лицами. Как ранее сообщал «Новый Регион», предполагалось, что в Сирию будет поставлено восемь самолетов, стоимость контракта оценивалась в $400-500 млн. Летом 2007 года НАЗ «Сокол» приступил к реализации подготовительных работ. Поскольку производство МиГ-31 было свернуто в 1994 году, Сирии планировалось продавать самолеты из резерва («наличия») ВВС РФ и промышленности, модернизацией которых по требованию заказчика, и занимался НАЗ «Сокол».

Однако с реализацией половины контракта по перехватчикам у «Сокола» возникли проблемы. Оказалось, что 4 из 8-ми планеров, хранившихся на складах Госрезерва, были проданы Силяковым и прочими «неустановленными должностными лицами».

Суд над проворовавшимся интендантом проходил в закрытом режиме, поскольку в материалах следствия содержались сведения, составляющие государственную тайну (возможно, имелся ввиду и сирийский контракт). Обвинение оценило общий ущерб от действий Силякова более чем в 1,4 млрд. руб. На протяжении всего процесса он свою вину не признавал. А на оглашение приговора не явился. Как выяснилось уже после суда, злостный расхититель жил все 2 года под домашним арестом. Судья напрасно прождал его почти час, а потом огласил приговор в его отсутствие – процессуальное законодательство предусматривает такую возможность в делах особой важности. Бывший чиновник Росрезерва приговорен по статье «Мошенничество в особо крупном размере» (ч. 4 ст.159 УК РФ) к 11 годам лишения свободы в колонии общего режима и выплате штрафа в 1 млн. руб. После этого он был тут же объявлен в федеральный розыск. Судебные приставы отправились к нему домой, но никого там не обнаружили.

Зато мать Силякова передала журналистам его письмо. Там он сообщил, что не явился в суд, поскольку празднует день рождения жены. Что «уголовное дело было сфальсифицировано, а на свидетелей оказывалось давление».

Реклама

Posted on 01/03/2011, in Наше дело - правое!. Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: