Как Медведев попиарился на наркобольных детях


Уже много написано, как красиво премьер Путин попиарился на онкологически больных детях. На детях, умирающих на глазах своих матерей… 10 декабря прошлого года на «благотворительном вечере» своего давнего приятеля Киселева он спел под джаз-банд на английском любовную балладу «Черничный холм» и наиграл на рояле мотив песни «С чего начинается Родина?».

А потом десятки печатных и электронных СМИ провели расследования и выяснили: сборы с концерта, на который свежеиспеченному и нигде не зарегистрированному фонду «Федерация» удалось затащить с десяток кинозвезд Голливуда, оказались попросту разворованы…

Но сколько при этом аплодисментов снискал наш премьер-солист за пение в пользу больных малышей! Мировые знаменитости стоя аплодировали ему, а цветущей красотке Шерон Стоун даже удалось чмокнуть «героя дня» в щечку. Судя по всему, пиарщики г-на Медведева решили провести похожую рекламную акцию, но с использованием уже наркобольных детей. Которые еще живы, но одной ногой уже там… Ибо любой специалист скажет вам: век севшего «на иглу» наркомана — 5-6 лет… Потом он умирает от «передоза» и остановки сердца.

И вот 18 апреля на заседании президиума Госсовета в Иркутске наш державный малыш высказался за принятие закона об обязательном тестировании школьников для выяснения их приобщения к «дури».

— По экспертным оценкам, у нас не менее 2,5 млн. человек потребляют наркотики, — озабоченно говорил он. — Страшная цифра, конечно. Причем 70% — это молодежь до 30 лет, еще более тяжелая цифра. Что особенно тяжело, в последние буквально пять лет нижняя планка возраста, с которого наркотики начинают пробовать, опустилась до просто катастрофического уровня — 11-12 лет, это учащиеся 5-6 классов. Наркотики в целом влияют и на демографическую ситуацию в стране и разрушают генофонд нации, здоровье людей…

Дмитрий Анатольевич вернулся в Москву триумфатором, и что тут началось! Полемика в высоких кабинетах, в газетах, на радио, на телевизионных ток-шоу, в блогах Интернета. С одной стороны, верная вроде идея наткнулась на стойкое сопротивление «правозащитников», которые категорически выступили против.

— Это нарушение «прав ребенка», — вещали они. — После такой проверки о пристрастии ученика к «зелью» узнает вся школа, и тогда ему придется уходить из нее.

То, что такая проверка, если ее провести умно и без лишнего «базара», поможет спасти жизни многих тысяч пацанов, поборники «прав ребенка» в расчет не принимают. Они ведь не видели истерик матерей, которые у гроба своего сына рыдают со словами: «Если бы мы узнали раньше…»

Почему я называю инициативу Медведева позорным предвыборным пиаром? Да потому что ничего нового он не сказал и за три года своего безмятежного царствования ничего реального для отражения наркоагрессии не сделал.

Кто мешал ему еще до Госсовета внести закон об обязательном тестировании школьников на наркотики и год назад, и два, если уж так хочется? Еще в 2002-м году тогдашний владыка Путин провел такие же заседания Госсовета и Совета безопасности, на которых говорил те же слова, что и нынче Медведев в Иркутске. Поведал с напускной грустью, что за последние 10 лет число ребят, «севших на иглу» и другие наркотики, увеличилось в 10 раз. Что таких накозависимых в стране уже больше 3 миллионов. Что наркомания представляет угрозу национальной безопасности, является огромным социальным бедствием и ей нужно противостоять всеми силами и средствами.

Вслед за призывами издал указ о создании Комитета по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, куда бросил 40 тысяч сотрудников упраздненной им налоговой полиции. Наверно, Госнаркоконтроль стремился добросовестно делать свое дело. Нам периодически показывают телерепортажи, в которых бравые наркополицейские ловят очередную партию смертоносного груза.

Но удивительное дело: именно с той поры резко усилилась наркотизация молодежи. И вот итог почти 10-летней «борьбы», о которой в прошлом году широкой общественности доложил директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков В.Иванов: Россия вышла на 1-е место по употреблению тяжелых наркотиков — в основном, афганского героина.

Вышла или вывели?

Одна из причин: в стране за годы «борьбы» создан «настоящий таможенно-пограничный рай для наркокурьеров», которые беспрепятственно везут наркозелье через все границы.

18 апреля в программе «Время» по Первому государственному каналу ведущий новостей сделал сенсационное, на мой взгляд, заявление: «Ежегодно в России от наркотиков умирают не менее 100 тысяч человек». Значит, за 10 лет «борьбы» господ Путина и Медведева с «чумой XXI века» от «передоза» скончалось около 1 миллиона ребят в цвете лет. Целый областной центр, равный Перми.

Кто виноват? Как такое могло случиться?

А теперь — внимание — вопрос: когда были написаны эти слова?

«Ввести обязательное тестирование учащихся всех образовательных учреждений России на предмет употребления наркотиков, — с такой инициативой выступил президент Дмитрий Медведев. Ухудшающееся здоровье нации и катастрофический рост зависимых сподвигли главу государства на это».

Не пытайтесь гадать — все равно не угадаете. Эта информация появилась в Интернете 8 сентября 2009 года. Сразу после соответствующего заявления Дмитрия Анатольевича на заседании Совбеза. Вот и выходит, что в его иркутском почине нет абсолютно ничего нового. Он буквально слово в слово повторил то, о чем говорил почти два года назад. И… ничегошеньки потом не сделал.

А за это время героин унес на тот свет жизни еще 130-140 тысяч ребят. Своей нашумевшей иркутской инициативой главный инноватор, по сути, ловко увел разговор от самых острых вопросов: откуда у 12-13 летних детей наркотики? Кто их им продает? Откуда у них деньги?

Почему президент не задумывается, что афганским героином наводнены уже почти каждый город и деревня?

Кто «крышует» его доставку через Таджикистан и Киргизию в Москву и Подмосковье?

Спецслужбы, выходит, как о чем постоянно пишут СМИ?

И самое главное: наш модернизатор даже не заикнулся о том, что делать убитой горем матери, которой врачи скажут о смертельном пристрастии ее ребенка? Как его лечить и где? Как совмещать лечение и учебу? На какие средства вытаскивать его из пропасти?

Наркодиспансеров в стране раз-два обчелся, а реабилитационных центров 3 штуки на всю Россию и менее 20 филиалов (в Китае — 600).

Знает ли президент, что в частных лечебницах основной и «закрепительный» курсы стоят до полумиллиона рублей и больше? Где их взять обычной семье? Тем более что никакой врач не дает гарантии, что парень, «прошедший курс», по возвращении домой и в ту же социальную среду не сорвется, не возьмется за старое.

По официальным данным, рецидив — 90%. Полностью избавляется от тяги к «кайфу» всего 1 процент прошедших лечение ребят, которые сами и с помощью родителей твердо решили «завязать».

Все это нашего державного малыша, как видим, не волнует и не интересует. Главное — «проявить заботу», попиариться в свете предстоящих президентских выборов. Что весьма препохабно и паскудно…


От редакции: Буквально на днях я комментировал для западной прессы тот же самый вопрос (в РФ мое мнение никого не интересует). На самом деле тестирование школьников на предмет употребления наркотиков действительно мало что даст, когда в стране развернута настоящая индустрия по вовлечению масс молодежи в употребление наркотических средств. Что может сделать мамаша без копейки в кармане, даже если и узнает, что ребенок «употребляет» — против целой наркомафии с завязками не где-нибудь, а в Кремле, на самом верху? Только плакать и молиться…

О том, что наркобизнес создавался в нашей стране с самого верха подробно было описано в докладе группы «Феликс», которой руководил покойный Антон Суриков, еще в 1995-м году (некоторые сотрудники группы «Феликс» до сих пор живы). Сокращенная версия доклада опубликована в газете «Правда России» тиражом около 1 миллиона экземпляров. Полностью доклад публиковался, в том числе, и на ФОРУМе.мск. Там подробно описывались в том числе и выходы наркомафии на самые высокие кабинеты — за 15 лет опровержений не последовало…

Создание такой структуры как Госнаркоконтроль абсолютно не решило проблему. Более того, периодически в СМИ попадают сведения о том, что тот или иной сотрудник этой структуры… умер от передозировки. Так что перво-наперво тестирование на употребление наркотиков надо проводить среди наркополицейских. А шире — среди всех государственных служащих. А то ведь употребление кокаина стало чуть ли не квалификационным требованием для занятия определенных позиций в идеологическом аппарате Кремля.

Что, президент об этом не знает? Сомневаюсь. Слишком долго он руководил кремлевской администрацией.

В свое время организация наркотранзита через нашу страну дала значительные средства для последующей приватизации госсобственности ряду сегодняшних олигархических структур, близких к Кремлю. Изначально, кстати, это был транзит из стран Азиатско-Тихоокеанского региона (т.н. «Золотого треугольника»), а также из Латинской Америки через Дальний Восток в Европу и далее в США. Следует отметить, что в этот процесс были вовлечены сотрудники бывших советских спецслужб, работавшие с зарубежной агентурой из наркокартелей — в свое время успешно реализовывалась идея подрыва западного мира через распространение наркотиков. Позже это рикошетом ударило по нам. Афганистан как крупнейшая база по производству и первичной переработки опиатов появился позднее.

Еще в 90-х годах я писал, что как только с таджикско-афганской границы будут выведены российские погранвойска, в Россию и СНГ хлынет афганский героин таким потоком, который тогда невозможно было даже представить.  Так оно и вышло. Причем если в 90-е годы Россия и страны СНГ рассматривались в основном как транзитная территория, то в 2000-х «путинских» годах сформировался огромный внутренний рынок с колоссальным объемом потребления.

Еще в 1995-м году Антон Суриков предупреждал, что нашу страну ждет наркокатастрофа — он, к сожалению, не ошибся.

Сегодня ситуация такова, что спасти целое поколение россиян могут только чрезвычайные меры. Если подождать еще несколько лет, то сформируется уже второе поколение наркозависимых и наркомания станет просто общероссийским образом жизни. Такое было в Китае в первой половине ХХ века, и правительству Мао Цзе дуна чтобы вернуть народ на путь созидательного труда пришлось физически уничтожать миллионы людей. Не хотелось бы такой судьбы для России.

Меры должны быть жесткими. Во-первых, как уже было сказано выше, тестирование всех госслужащих на употребление наркотиков — и запрет занимать государственные должности наркозависимым. В особенности — сотрудникам силовых ведомств.

Во вторых — создание абсолютно новой службы не «наркоконтроля» (само название — и то звучит двусмысленно), а Чрезвычайной комиссии по борьбе с наркомафией. Сотрудники этой службы должны регулярно проходить тесты — и в случае положительной реакции на наркотики нести уголовное наказание. Для этих сотрудников должен быть введен строжайший контроль за расходами, поскольку чрезвычайные полномочия дают и огромные возможности для злоупотребления служебным положением. У этого ЧК должно быть право внесудебной расправы с двумя категориями лиц: с боссами наркомафии и с чиновниками, связанными с наркомафией.

В третьих — необходимо любыми средствами, вплоть до объявления войны, вернуть на афганскую границу российских пограничников. Необходим многоступенчатый, эшелонированный пограничный и таможенный контроль за грузами и людьми, приезжающими в Россию из Центральной Азии.

Употребление наркотиков должно стать уголовно наказуемым. Освобождение от уголовного наказания по договору со следствием — только при условии «сдачи» наркодилера. Для наркодилеров уголовное наказание должно быть предельно жестоким — вплоть до пожизненного заключения там, где сегодня отделываются условными сроками. Причем надо понимать, что условия содержания в российских тюрьмах таковы, что дожить до пересмотра приговора шансов нет никаких. Положение же наркодилеров в лагерной иерархии должно соответствовать самым унизительным статьям. Все это делается для того, чтобы наркотики вызывали у рядового гражданина неподдельный ужас вместо любопытства.

Возможны и другие меры, в частности, создание гражданских добровольческих формирований по борьбе с наркотиками. Они и сегодня существуют фактически нелегально — их необходимо легализовать и предоставить их участникам необходимые льготы, скажем, при поступлении в вуз либо поступлении на госслужбу. Именно они, а не странноватые «Наши» и прочие, должны быть кадровым резервом для наркополицейских, пограничников и таможенников.

Вот только навряд ли эти меры будет реализовывать эта власть.

Реклама

Posted on 22/04/2011, in Жиды, Медвепуты, Наше дело - правое!, Ненависть, Политика, Слава Руси!, Эрефия and tagged , , , , , , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: