Москва теряет и Молдавию, и Приднестровье


Игра вокруг Молдовы и Приднестровья вновь достигла высокого накала. Теперь в центре внимания вопрос: возобновится ли переговорный процесс в формате «5+2», что за этим последует и, что самое важное, кто от этого выиграет. На кону – интересы России, США, Европы и Украины. В этот строй, активно отстаивая собственные интересы, изо всех сил пытается вклиниться Румыния. Её «ставка больше, чем жизнь»: присоединение всей бывшей советской Молдавии под камуфляжем «общего будущего в рамках Евросоюза».

Переговоры в формате «5+2» были прерваны ещё в 2006 году при власти молдавских коммунистов, когда представитель Кишинёва покинул зал, где проходила одна из встреч. Такой вариант устраивал приднестровскую дипломатию, стремившуюся оставить всё, как есть. На какой-то период с этим была согласна и Москва, чьи отношения которой с администрацией Владимира Воронина резко ухудшились после неподписания последним «меморандума Козака» в ноябре 2003 года.

Однако в целом российское руководство с 1990-х годов рассматривало Приднестровье не как самостоятельный базово-опорный пункт для продвижения своих геополитических интересов, а как рычаг, якорь, средство не допустить резкого крена Молдовы в сторону Европы и «ухода» Молдовы в Румынию.

Схема эта ясна, но в ней недостаёт гибкости, творческой реакции на постоянно меняющуюся обстановку. Эта схема, возможно, затормозила западный и румынский крен Кишинёва, но не могла решить изначально главного: привести к власти в Молдове пророссийское руководство. Евроинтеграционные устремления РМ стали доминирующими, просто при коммунистах они выглядели умереннее, при националистах – радикальнее и с явным уклоном в сторону Бухареста.

В последнее время Россия, встревоженная неудачей «якорной» тактики, попыталась импровизировать: ПМР оказалась нужна и для выполнения более узкой задачи, а именно – обеспечения гарантированного конституционного нейтралитета Молдовы и её невступления в НАТО. Задача неухода РМ за Прут, разумеется, тоже сохраняется.

Однако данная тактика (о предполагаемой стратегии РФ, если она вообще есть, надо говорить отдельно) шаблонна. Она напоминает позиционную Первую Мировую войну, когда обескровленный полк ходил в лобовую Сорок Лохматую атаку на вражьи пулемёты. И так – месяц за месяцем, год за годом.

Я это к тому, что если при коммунистах «якорно-рычажная» схема худо-бедно могла сработать, то после прихода Альянса за европейскую интеграцию, где велико влияние националистов и откровенных унионистовэффект может оказаться обратным задуманному Москвой. А именно: не ПМР удержит Молдову от движения на Запад и в Румынию, а саму ПМР утащат за Прут. Возможно, в перспективе приднестровским и молдавским солдатикам при таком раскладе придётся вместе реализовать лозунг одного из современных российских плакатов «под Маяковского»: «С Антантой сегодня нам по пути – с НАТО в ногу старайся идти!».

Знаковым событием послужило высказывание главы МИДа России Сергея Лаврова, который заявил 29 марта на встрече с молдавским коллегой Юрием Лянкэ, что Россия выступает за скорейшее возобновление официальных переговоров по молдавско-приднестровскому урегулированию. «Конечную цель мы видим примерно одинаковую — это особый статус Приднестровья в рамках единого государства и в рамках территориальной целостности Республики Молдова». Лавров также согласился с «необходимостью»переформатирования миротворческой операции, отметив, что этот процесс должен осуществляться «в контексте урегулирования». «Нужно думать о том, как приспособить международное присутствие к тем задачам, которые будут вытекать уже из планов регулирования», — заявил глава МИД РФ. Он также выразил заинтересованность России в скорейшей утилизации на своей территории оставшихся в Приднестровье боеприпасов. По словам Лаврова, приднестровская сторона будет готова к этому шагу «в рамках процессов урегулирования».

Юрий Лянкэ, комментируя 31 марта на пресс-конференции в Кишиневе итоги своего визита в Москву, заявил, что глава МИД России согласен с тем, что нынешний формат миротворческой операции в Приднестровье «не соответствует реалиям в регионе».

Обратим внимание: Лавров не заявил, что урегулирование конфликта в Москве видят на федеративной, конфедеративной или ассоциированной основе. Без этих вариантов возможно то, чего добивается Кишинёв и стоящий за ним Бухарест: в рамках урегулирования на унитарной основе ПМР будет попросту присоединена к Молдове без мало-мальски серьёзного статуса.

Кишинёв в приднестровском вопросе стоит на трёх китах: вывод российских войск из ПМР для ослабления физической сопротивляемости Тирасполя, сохранение унитарного характера Молдовы и отсутствие влияния Приднестровья на внешнюю политику реинтегрированного государства. Реализация этой триединой задачи делает бессмысленной всю политику Москвы в бывшей МССР: сейчас ей пообещают всё, что угодно (хотя не спешат делать и это), а потом в «воссоединённой» унитарной Молдове с «загашенным» Приднестровьем можно будет решать вопрос и по НАТО, и по сближению с Румынией. Ведь внешняя политика будет формироваться только в Кишинёве, и услуги Тирасполя тут уже не понадобятся.

Если же Тирасполь воспротивится или Москва всполошится, что её «кидают», то в этом случае скажется предполагаемая «демилитаризация» Приднестровья. В современном мире считаются только с реальной силой, а цена всяческим письменным гарантиям меньше стоимости туалетной бумаги (и назначение – соответственное). Наиболее был откровенен в ноябре прошлого года и.о. президента РМ и сторонник объединения Молдовы с Румынией Михай Гимпу. Он писал, обращаясь к НАТО, что «российские войска остаются источником напряженности и подпитывают приднестровский сепаратизм», поскольку «сепаратисты чувствуют негласную поддержку, моральную и политическую, со стороны российских войск в Приднестровье».

Тогда же, в ноябре синхронно откликнулся президент Румынии Траян Бэсеску: он заявил, что Молдавия может войти в состав его страны в ближайшие 25 лет, при этом граница Румынии (и Евросоюза) прошла бы по Днестру. Соответствующее заявление он сделал в интервью газете Romania Libera. По мнению Бэсеску, это могло бы стать стимулом для дальнейшей демократизации Украины и стремления Киева в Евросоюз. При этом он особо подчеркнул, что не намерен подписывать договор о границе с Молдавией, поскольку это «узаконило бы пакт Молотова-Риббернтропа». «Румыния поддерживает вступление Молдавии в ЕС. Когда это произойдет, мы будем вместе в большой европейской семье. А процесс объединения двух стран зависит от желаний людей по обе стороны Днестра. Почему бы и нет?».

В словах Бэсеску явное противоречие: с одной стороны, граница по Днестру (что уже предполагает отсечение от ПМР Бендер). С другой, объединение Румынии и Молдовы зависит и от людей с Левобережья Днестра. Значит, они всё-таки вовлекутся в этот процесс?

3 мая румыны внесли в ситуацию провокационный элемент. СМИ Румынии сообщили, что «президент РФ Дмитрий Медведев договорился с президентом США Бараком Обамой вывести из Приднестровья российские войска, вынудить непризнанную республику войти в состав Молдовы и создать условия для вхождения Молдовы в ЕС – вероятно, в составе Румынии». Румынские журналисты утверждают, что данная договоренность предусматривает «демилитаризацию Приднестровья, его реинтеграцию в Молдову и ускоренную «европеизацию» объединенного государства». При такой схеме от российского влияния в бывшей МССР не остаётся вообще ничего, так как исчезает физическая составляющая приднестровского фактора.

В этот же день, 3 мая, США и Румыния подписали соглашение о размещении на румынской территории элементов американской системы ПРО. В сочетании с требованием вывести из ПМР остатки 14-й армии и российских миротворцев становится очевидным, что влияние РФ полностью может быть ликвидировано и в военном вопросе.

Весь апрель и начало мая Румыния вела наступление на дипломатическом и экономическом фронтах, стремясь подмять оба берега Днестра и попрессовать Кремль. Так, успешная «реинтеграция» Приднестровья в Молдавию станет «сильной стороной» в рамках избирательной кампании Дмитрия Медведева на пост президента России в 2012 году, полагает румынское издание Ziua veche. При этом, отмечают в Бухаресте, данный план должен быть реализован так, чтобы позволить России «сохранить лицо». 20 апреля  в интервью румынскому изданию Evenimentul Zilei министр иностранных дел Румынии Теодор Баконски, говоря о российских вооружениях в ПМР, уточнил: «Конечно, не формализованность переговоров является решением проблемы, а фактическое изъятие боеприпасов и оружия, которые по-прежнему размещены в сепаратистском регионе».

Полагаю, он имел в виду разоружение Приднестровья перед возможной силовой акцией против Тирасполя с участием самой Румынии.

Одновременно во время визита 28-29 апреля и.о. президента РМ Мариана Лупу в Румынию президент Румынии Траян Бэсеску заявил, чтоБухарест желает скорейшего объединения электрической и газовой сетей двух стран. А это – явная подготовка экономической интеграции. В этой схеме Бухарест не собирается отказываться от производственного потенциала ПМР, в том числе – металлургического завода в Рыбнице и мощной ГРЭС в Днестровске.

28 апреля Бэсеску обратился к Лупу: «Мы желаем видеть Альянс (правящий в Молдове – А.С.)  как можно более прочным, чтобы гарантировать эволюцию в Республике Молдова в направлении Европы». Премьер Эмиль Бок добавил: «Я всегда верил, что у Румынии и РМ общее будущее в ЕС».

Как видно, для России нет билета на этот поезд. Румынская газета  «Revista 22»  это прямо разъясняет: «Давайте говорить прямо: Россия была и остается историческим врагом Румынии. Более того — врагом единственным. У нас просто нет иного выбора: Россия, которая отняла Бессарабию, которая аннексировала и Буковину, которая расценила объединение Трансильвании с Королевством как «империалистическую аннексию», которая ввела сталинский коммунизм после 1944 года, несмотря на все обязательства, принятые в Ялте; которая по-прежнему держит значительные войска в Приднестровье, не может быть нашим другом и союзником. Некоторые могут напомнить, что и румыны завоевали Приднестровье во время Второй мировой войны и совершали невообразимые вещи в Одессе и других местах. Это факт, и глубоко прискорбный, но это не значит, что мы должны заткнуться».

29 апреля не осталось сомнений, что возможное вступление РМ в ЕС Бухарест видит только через присоединение бывшей МССР к Румынии. Траян Бэсеску по итогам переговоров с Марианом Лупу заявил, чтоРумыния намерена определить приоритеты расходования финансовых средств, выделяемых правительству Республики Молдова Евросоюзом в рамках программы «Восточное партнерство». Речь идёт о полутора миллиардах евро за несколько лет. Почему деньги для Молдовы должна контролировать Румыния – непонятно. Но если на это согласна Европа, сблизиться с которой пытается сейчас Москва, то получается, что румынская стратегия одобрена Брюсселем. Сложно сказать, какими козырями располагает на этом фоне РФ на молдавском направлении.

Румыны тем временем стремятся предусмотреть любые неожиданности. Так, газета «Ziua veche» не забывает о ПМР: территориальная целостность Молдавии будет восстановлена с помощью механизма демилитаризации Приднестровья, сравнимого с тем, который привел к выводу советских войск из ГДР, – постепенно, без ущерба для престижа России. «При этом будут предусмотрены соответствующие компенсации для военных, которые будут репатриированы вместе со своими семьями, с предоставляемыми в Тирасполе возможностями для ветеранов и резервистов, с целью более конструктивного восприятия и перехода к нормальной жизни, регламентируемой ЕС».

Наметив репатриацию российских военных из ПМР, в апреле Бухарест начал попутно готовить политическую опору для будущего «воссоединения»: в Румынии создана так называемая Гражданская платформа «Actiunea 2012» (Действие 2012). Румынское издание «City news», сообщило, что речь идёт о коалиции неправительственных организаций и инициативных групп, поддерживающих объединение Молдавии с Румынией и выступающих за «воссоединение румын с обоих берегов Прута в рамках одного государства».

Учитывая все эти факты, можно констатировать, что автоматическое возобновление переговоров не продвинет урегулирование более чем 20-летнего конфликта и не гарантирует ни нейтралитет Молдовы, ни сохранение её независимости при курсе Бухареста на поглощение РМ вместе с ПМР.

Если уж «цивилизованного развода» берегов Днестра не произойдёт, тоединственным работающим на предотвращение румынской экспансии выходом видится федерализация или конфедерализация бывшей МССР. При этом Приднестровье не «возвращалось» бы в сферу внутренней и внешней политики Молдовы, а между Кишинёвом и Тирасполем заключался бы равноправный горизонтальный Договор о разграничении полномочий с равноправной выработкой внутренней и внешней политики. Только это на деле гарантировало бы и независимость Молдовы и её нейтралитет.

Реклама

Posted on 05/05/2011, in Жиды, Медвепуты, Наше дело - правое!, Ненависть, Политика, Полицай, Слава Руси!, Эрефия and tagged , , , , , , , , , , , , , , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: