Гуманизация образования


«Наука в странах, недружественных США, рассматривается как стратегическая опасность США» (Киссинджер)

«… но гуманистический расцвет советской педагогики продолжался недолго. С усилением тоталитарной государственной системы в практике воспитания постепенно начали преобладать жесткая регламентация и контроль за сознанием растущего человека, подгонка его к заданному шаблону, авторитаризм педагогов. Преодоление этих недостатков требует разработки гуманистической концепции воспитания.»
(Сластенин В., Педагогика: Учебное пособие, 2000)

Официально у нас в стране нет жестко регламентированной, официально утвержденной «парадигмы образования». Мы — страна, преодолевающая свое великое прошлое. В нашем великом прошлом, как скажет вам любой современный вузовский учебник по педагогике, не было ни творчества, ни свободомыслия, ни демократии. Школы — ужас какой! — строились по единому принципу, дисциплина считалась добродетелью. Теперь не так: наше новое молодое (ну, которому 20 лет) государство приветствует демократическую инициативу. Поэтому в педагогике (официально) у нас теперь много течений и направлений.

Однако русский человек хорошо знает — официальное частенько расходится с реальным. В данном случае реальное состоит в том, что диктуемый сверху набор ценностей все-таки существует, и ему достаточно подробно следуют. Набор этот знаком каждому россиянину — «гуманизация и гуманитаризация, вариативность, креативность, инновационность, толерантность, модернизация».

Набор этот не с потолка свалился, и уж подавно не был придуман у нас на Родине (что, собственно, ясно любому, кто задумается хотя бы об этимологии соответствующих терминов), нет. Это — набор стандартной колонизаторской программы, внедряемой повсеместно в различных странах, начиная приблизительно с середины прошлого столетия.

В нашей стране этот набор можно условно именовать «гуманистическое образование».

Теоретическая разработка и обоснование гуманистического образования на русском языке (ибо на английском языке идеологическое обоснование этих технологий было сделано уже очень давно) у нас не то чтобы спускают сверху, но очень активно продвигают. В известном старом американском учебнике «Пропаганда» давно уже было сказано: бесполезно внушать что-то непосредственно массам, социум так не работает; вместо этого внушите свои идеи любыми средствами (убеждением ли, деньгами ли) лидерам народа, лидерам той или иной группы, и народ или группа через некоторое время сами начнут верить в эти идеи вслед за своими лидерами — так вы сможете захватить над ними власть прочно и с наименьшими затратами. Примерно такую ситуацию мы можем наблюдать сегодня в педагогике. Идеи гуманистического образования никто насильно не спускает сверху; однако когда ведущий профессор начинает их излагать, у него сразу же появляется большое количество сторонников рангом поменьше, у тех — рангом еще поменьше, и так концепция «расползается по организму», как метастазы.

В качестве одного из таких «лидеров» можно назвать А. Асмолова, доктора психологических наук, зам. министра образования России с 1992 г., ныне — директор Федерального института развития образования Министерства образования. Асмолов был одним из тех, кто изначально официально разрабатывал концепцию нового образования. Именно у него вы найдете якобы научное обоснование реформирования советской системы образования.
В 1999 году он дал такое сравнение зарубежного и советского образования (С — советское, З — зарубежное):

1. Образ будущего:
С — Моноцелевой образ (тоталитаризм: коммунизм, фашизм, религиозный фундаментализм)
З — Полицейский образ (гражданское либеральное, демократическое, открытое общество)
2. Установки культуры:
С — Выживание, равновесие, адаптация, потребление, эксплуатация, манипуляция (Обладать
многим)
З — Развитие, поиск, ориентация на индивидуальность, свобода (Быть многим)
3. Образовательная парадигма:
С — Унитарная, ЗУНовская [Знания, Умения, Навыки], информационная
З — Вариативная, развивающая, смысловая
4. Виды поведения:
С — Реактивный по схеме «стимул-реакция»
З — Проблемно-поисковый, креативный
5. Способы достижения (операции):
С — Набор встроенных ригидных инстинктоподобных, видотипичных программ поведения
З — Преобразование мира, надситуативная активность, порождение новых целей и задач, тенденция к постановке сверхзадач
и т.д.
(А. Асмолов, XXI век: психология в век психологии)

В этом списке не только любой грамотный историк или социолог, но даже и обычный образованный технарь увидит, что реалии жизни поставлены с ног на голову: фашизм, коммунизм, тоталитаризм свалены без разбора в одну кучу безликих штампов, советское образование приравнивается к фашистскому, в то время как зарубежные системы с их сегрегацией объявляются «демократическими»; свойства современного капиталистического общества (потребление, эксплуатация, манипуляция) приписываются советскому и т.д.

Сегодня о гуманизации не говорит только ленивый, возник обвальный шквал работ, «обосновывающих» необходимость гуманизации, и этой концепцией оказались напичканы буквально все вузовские учебники по педагогике. Обычно рассуждения строятся по такой же схеме, как у Асмолова: критика обругивание советской системы, похвала зарубежным системам, употребление красиво звучащих англицизмов в «подтверждение» своих слов.

М.Н. Берулава, директор Научно-образовательного Центра РАО, академик Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор пишет в Аналитическом вестнике Совета Федерации ФС РФ. (2003), что «современный кризис образования имеет внутренние причины, обусловленные несовершенством существующей концепции образования (имеется в виду советская концепция образования. Так вот откуда проблемы у наших школ! А мы-то голову ломаем! Оказывается, все дело в том, что у нас была неправильная концепция. — прим. aridmoors)». Педагогическая наука, оказывается, «долгие годы была жестко политизированной и неадекватно формализованной», «никак не соприкасалась с реальной практикой обучения», советская педагогика «строилась с позиций классовости» (sic!). Практика школьного обучения «не была обусловлена реальными потребностями человека. Плоды этого образования мы пожинаем сейчас, когда наши сограждане и, прежде всего молодежь, демонстрируют удивительную политическую и социальную пассивность, нравственную аморфность, непротивление унижению своего человеческого достоинства, склонность к национальной розни» (вот, оказывается, кто виноват в инциденте на Манежной — советская система образования! — прим. aridmoors).

Далее Берулава пишет, что «сравнительный анализ образовательных систем Великобритании, Франции, Канады, Израиля, стран бывшего социалистического лагеря показывают, что даже при наличии очень низкого уровня знаний учащиеся Франции, Канады, Израиля достигают высоких показателей в практическом применении этих знаний и особенно в творческом их использовании. Система отечественного образования представляет каждой личности достаточно высокий уровень базовых знаний во всех областях науки, но гораздо хуже обстоит дело с применением знаний в практической деятельности, с использованием их в непредвиденных обстоятельствах. (Особенно это становится ясно после сравнения действий специалистов и их результатов после аварий Чернобыля и АЭС Фукусима — прим. aridmoors)
Это позволяет сделать вывод, что отечественная классическая модель образования во многом исчерпала себя. […] Возможно именно школа является самым опасным местом на пути развития ребенка. […] [Советская] школа готовила физиков и математиков, но не гуманных людей, которым жить друг с другом, растить детей, строить свое и их будущее. И до тех пор, пока школа не поймет этого и не сменит свои приоритеты, ситуация в обществе будет лишь ухудшаться.»

Таким образом, М. Н. Берулава открыто провозглашает цели современной педагогики: перестать готовить физиков и математиков (это же опасно!), и начать готовить вместо них «гуманных» овец людей.

Что такое гуманизация образования? 

О. Е. Лебедев, председатель Комитета по образованию мэрии Санкт-Петербурга, доктор педагогических наук, профессор, так отвечает на этот вопрос:
«Гуманизация образования представляет собой многосторонний процесс, включающий изменение целей образования, его содержания, условий образовательной деятельности, ценностных отношений участников образовательного процесса». Гуманитаризация включает «увеличение числа изученных гуманитарных дисциплин, увеличение времени на изучение гуманитарных дисциплин, разработка новых программ по нормативным гуманитарным предметам, выявление гуманитарных аспектов в предметах, раскрывающих основы естественных и технических наук».

Крупным руководителям вторит периферия: Иванова В.А. (кандидат исторических наук, доцент кафедры профессионально-педагогической подготовки КрасГАУ), Левина Т.В. (старший преподаватель кафедры профессионально-педагогической подготовки) пишут:
«Средством гуманизации образования является, в частности, его гуманитаризация – проникновение гуманитарного знания и его методов в содержание естественнонаучных дисциплин, а также увеличение доли гуманитарного образования в разных педагогических системах образования.»

«Перед учеными,» — пишут Иванова и Левина, — «педагогами поставлена проблема: активно разрабатывать педагогику ненасилия в противовес педагогике авторитарной и срочно внедрять ее в практику работы. А в основу такой педагогики должны лечь документы: Декларация прав ребенка и Конвенция о правах ребенка».

В самом деле, ведь А. Асмолов так определил значение Декларации прав ребенка и Конвенции о правах ребенка: «Наша, педагогов, задача состоит в том, чтобы эти документы стали ценностным ориентиром для каждого человека, входящего и живущего в мире детей.» Нелишне будет вспомнить, что именно с приходом в СССР «демократии» международные правовые документы приобрели правовой приоритет над внутренними российскими законами. Другими словами, если раньше в СССР «верхним» документом являлась Конституция, то теперь у нас, в России, ООНовские конвенции считаются главнее и выше. Таково было условие предоставления займа России — это стандартное условие, которое выдвигают западные коалиции (МВФ, Всемирный Банк) всем странам, в которых проходят подобные реформы — дать международному (читай: европейскому колонизаторскому) законодательству приоритет над местным законодательством колонизируемой страны.

(Справка: Впервые формула о приоритете принципов международного права над внутренним правом страны была включена конституцией государств, потерпевших поражение во Второй Мировой войне: Конституция Италии 1947 года, Конституция Японии 1947 года, Основного закона ФРГ 1949 года. Появление подобной формулы в конституциях суверенных государств изначально было продиктовано США как страной-победительницей. В 1993 году в ряд стран, закрепивших этот принцип, выстроилась и Россия. При этом в докладе Президента РФ о проекте конституции, опубликованным 10.10.1993 г. в «Российской газете», подчеркивалось, что «проект прошел экспертизу за рубежом». Трудно представить современное суверенное государство, которое в добровольном порядке низводило себя до необходимости «зарубежной экспертизы» своего Основного Закона. Как трудно представить ситуацию, когда Конгресс США начал бы обсуждать возможность принятия поправки в Конституции США о приоритете международного права над внутренним национальным. http://za.zubr.in.ua/2010/04/02/5338/)

Однако перейдем к практике. Все эти словеса, как мы теперь все знаем, отнюдь не заканчиваются на страницах научных журналов и сборников статей, а обретают вполне весомый и осязаемый результат в реальности (вспомним последний реформаторский проект, предлагающий 4 обязательных предмета).

В этом посте мне хотелось бы рассмотреть одну из значимых для соверменной педагогики фигур — Амонашвили Ш.А., педагога и психолога, специалиста в области гуманно-личностной психологии и педагогики в начальной школе. Амонашвили — доктор психологических наук, профессор, почетный академик Российской академии образования, руководитель Международного Центра гуманной педагогики и Лаборатории гуманной педагогики при Московском городском педагогическом университете, автор научного направления, известного в мире как «Гуманно-личностный подход к детям в образовательном процессе». К вышесказанному могу прибавить от себя — в современных учебниках по педагогике Амонашвили упоминается очень часто, и всегда в превозносящем контексте. Современная педагогика выбрала Амонашвили в качестве некоего «репрезентативного лица нового российского образования», своебразной иллюстрации к первому принципу Асмолова: «от отдельных альтернативных научных педагогических школ — к системе вариативных инновационных технологий в контексте культурно-исторической педагогики развития» — т.е. принцип поощрения авторских школ вместо единой государственной программы.
Прим. — всего «принципов Асмолова» 7, они были провозглашены еще в 90-х годах, воплощение их мы можем видеть сегодня — среди них принцип развала государственности образования, принцип национальной дифференциации образования в регионах, принцип замены «физики-химии-биологии» на «естествознание» и т.д.).

Что такое Амонашвили сегодня?

Амонашвили сегодня — это «педагог», фактически провозглашающий отмену образовательных стандартов и превозносящий самоуправство на местах. Описание урока Амонашвили:

«Можете ли вы представить себе такую школу, в которой… Материал на уроках не объясняется, а подается в виде проблемы, которую ученик должен решить самостоятельно. Учебников нет: для каждого урока преподаватели сами подбирают учебные материалы. Cочинения здесь называются письменными размышлениями. Урок математики является одновременно уроком родной речи и философии. В этой школеотсутствует привычная дисциплина, никто не заставляет учеников сидеть ровно, положив руки на парту. Ученики ведут себя на уроках по-домашнему раскованно, они не боятся говорить «не знаю» или «можно, я еще подумаю?», не получают «неудов»…»

Теоретическая сопровождающая Амонашвили — это его последние книги об образовании и о своей Школе Жизни. «Концепция» Амонашвили представляет собой околорелигиозный бред и мало что имеет общего с наукой и педагогикой:
«[Мой] трактат строится на […] фундаментальных аксиоматических началах, составляющих Истину для Мировых Религиозных Учений и Предмет для многих духовно-философских учений. Суть их складывается в следующих трёх положениях:
— душа человека есть реальная субстанция;
— она устремлена к вечному восхождению и совершенствованию;
— земная жизнь есть отрезок пути восхождения. Из этих допущений выводятся три постулата в качестве веры учителя в Ребёнка.»

«Почему все государственные реформы образования никогда не оправдывают ожиданий? Потому что реформировать надо не школу. Реформировать должен себя сам учитель! Одна учительница, когда я сказал, что нужно просто любить детей, возмущенно возразила: «Мне платят не за любовь, а за то, чтобы я дала детям хорошие знания по химии!” – встала и ушла».»

«Здание Школы Жизни должно выражать идею Храма Света, Знаний, Мудрости, Устремлённости, Одухотворённости. Оно должно иметь мягкие, округлые формы; купол к звёздному небу».

В работах Амонашвили часто встречается характерное для оккультных текстов произвольное толкование слов, которое заставит содрогнуться любого филолога:
«Понятие Урок тоже является базисным для гуманно-личностной педагогики. Его содержание для нас открывается через поиск его изначальной сути. Если принять, что слово это состоит из двух слагаемых — У+Рок, то получим следующую расшифровку. «У” в данном случае будет эквивалентом санскритского УРА, что означает Свет. В нём же мыслится: Высший Логос, Слово, Бог, Жизнь… А РОК следует понимать как Судьбу, которая складывается, зарождается именно в данное время. Таким образом, надо полагать, что изначальная семантика слова УРОК вмещает в себя следующее смысловое содержание: Свет Судьбы, Жизнь Судьбы, Первоначальное Божественное начало Судьбы…»
«Содержание понятия Школа связывается нами с изначальным семантическим значением этого слова. Школа (лат. скале) означает скалистую лестницу, ступеньки которой ведут вверх. Понятие это имеет религиозно-духовное происхождение, и в нём мыслится процесс становления, совершенствования, восхождения души и духовности человека».

Амонашвили против оценочной системы, он считает, что главным мерилом качества образования является радость ребенка. «Надо спрашивать у детей то, чего я, учитель, не знаю. Понравилась тебе задача или нет, какие были трудности, как ты это понял? Тебе не понравились стихи? Тогда найди другие, которые тебе по душе. Давай вложим странички с выбранными тобой стихами в учебник! Пусть ребенок конкурирует с методистом!»

Все это называется «любовью к ребенку», «гуманностью» и «детоцентризмом». Главное — личность ребенка, главное — чтобы детям было весело и приятно, а что они изучают и что останется у них в голове — это не должно волновать ни педагога, ни родителя.

В этой связи нельзя не вспомнить аналогичный подход японских пропагандистов гуманного образования. В Японии в настоящее время свирепствуют такие же реформы. В частности, с этого года всех учителей начальной школы обязали преподавать английский язык (гуманитаризация). Принимая во внимание то, что в японской начальной школе, как и в России, один учитель на все предметы, принудительное введение английского языка — все равно что внезапное принудительное введение удмуртского или казахского. Учителя не представляют себе, как они будут проводить эти уроки, и почему их вдруг обязывают преподавать то, чего они не знают. Японская общественность также недоумевает. Однако власти успокаивают: «»Во-первых, надо помнить, что главное — это планировать уроки так, чтобы в конце курса ученики не приобрели негативных чувств по отношению к английскому языку; во-вторых — надо помочь учителям преодолеть свое волнение по поводу преподавания незнакомого предмета», говорит Джиро Хаяси, глава администрации по вопросам образования префектуры Тиба. В Фунабаси, пригороде Токио, уже 5 лет идет эксперимент по принудительным урокам английского в начальной школе. По поводу этой программы у населения также возникали сомнения. Однако администрация Фунабаси отвечает: плавали — знаем. В рамках этой программы был проведен анкетный опрос, который показал, что более 90 процентам учеников начальной школы нравятся уроки английского, а 83 процента учителей сообщили, что они начинают привыкать к преподаванию иностранного языка в своих классах» (газета Japan Times, март 2011)

Россиянам, по всей видимости, остается надеяться, что их учителя не «привыкнут» к преподаванию патриотизма и «России в мире», а будут преподавать их по старинке — негуманно и нетолерантно.

http://aridmoors.livejournal.com/272790.html

Реклама

Posted on 11/06/2011, in Жиды, Медвепуты, Наше дело - правое!, Ненависть, Политика, Полицай, Слава Руси! and tagged , , , , , , , , , , , , , , , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: