Диаспоры или все же этнокриминальные сообщества?


«У преступника нет национальности» — как часто слышим мы эту фразу, когда речь идет о деятельности этнических преступных группировок, когда политкорректность дороже любого права, включая уголовное. Как часто мы видим субъектов общественной жизни, представителей малых народов России, с упоением обосновывающих эту формулу российской действительности. Однако она перестает работать как по мановению руки в момент обсуждения уголовных дел по 282 статье УК РФ, где откровенно акцентируется и национальная   принадлежность, и «национальных» характер деяния. Спросите, где логика? Видимо, существует межстрочный смысл, суть трактовки которого заключается в том, что ответчиком (читай, преступником) по данной статье УК может быть только представитель славянских этносов, и никак иначе. Во всяком случае, нет примеров, доказывающих обратное.

Расформированный некогда УБОП, рассматривавший около трех миллионов дел в год, в 9/10 которых фигурантами являются этнические ОПГ, представленные как малыми народами России, так и народами кавказских и азиатских республик бывшего СССР. Замена УБОПА  — Департамент «Э» рассматривает исключительно деятельность «правой радикальной русской молодежи», преступная деятельность которых насчитывает около четырехсот преступлений в год. Цифры, подходящие для сравнения как раз на срезе обозначенной проблемы. Логика, вопреки политкорректному подходу, выводит на национальную плоскость проблемы. Национальность — как основа мировоззренческой и поведенческой модели в социальном и государственном аспектах.

Проблема этнической преступности актуализируется в настоящее время. Это становится очевидно даже тем, кто еще вчера с недоверием относился к предположениям об этнических перекосах как подоплеке к возникновению серьезных проблем в стране в среднесрочной перспективе. Не вдаваясь в скрупулезную аналитику вопроса, следует отметить, что на сегодняшний день этнические ОПГ контролируют практически весь средний уровень торговли, строительства, ЖКХ и т.д., диктуя свои правила и для населения, и для власти. Ошибочно было бы считать, что в коллизии «милиция — этнические ОПГ» существует перевес на стороне милиции — он давно уже на иной стороне, о чем свидетельствуют один за другим инциденты между представителями правоохранительных структур и представителями «диаспор». В лучшем случае кое-где сохраняется паритет, но он весьма условен  и ненадежен.

Однако, доморощенный бандитизм — проблема. Но сращивание этнической преступности с международными структурами — это проблема, которая может не иметь решения.  Пресловутый «международный терроризм», о котором так много и громко говорится, мало имеет связей с реальностью. Он скорее может рассматриваться в конспирологическом контексте, мифологический оттенок которого от случая к случаю лейтмотивом проходит по поверхности. Подлинный же международный терроризм выглядит иначе, он медленно встраивается в систему взаимоотношения власти и общества, сначала проникая в коммерческую сферу, а затем, по мере укрупнения метастазирует в органы власти. Процесс этот долговременный, и в силу растянутости и размытости, затруднителен для рефлексии. Результаты, тем не менее, становятся очевидными, но, в отличие от состояния генерации, они уже системные, структурно и содержательно оформленные. В этой связи попытки повлиять на ситуацию со стороны представителей власти оказываются неудачными.

Конкретным примером контурно обрисованных схем может служить ситуация, сложившаяся в Тамбовском районе, в котором, как бы странно это кому-то не показалось, истинная власть  принадлежит курдской диаспоре. Влияние представителей запрещенной «Курдской рабочей партии», подчинившей себе все общественные организации курдского землячества на территории России, столь велико, что не только власть официальная, а и русский криминалитет фактически капитулирует перед ними. И это знаменитые «тамбовские», наводившие ужас на мелкий и средний бизнес в 90-е. Все курдские организации встроены в четкую, жесткую иерархическую вертикаль, которая в случае возникновения каких-либо конфликтных прецедентов в сфере собственных интересов, единым фронтом выступает на их защиту. Разумеется, речь идет  не только о правовом поле решения конфликта.

Данный пример не является уникальным в России. На сегодняшний день подобные формы взаимодействия, выработанные схемы взаимодействия криминала и административной власти, это норма.

Криминал является частью общероссийской иерархии, где государство находится «посередине», между правящими представителями транснационального бизнеса и народонаселением РФ. Административный аппарат, находящийся на самоокупаемости, эффективно наладил взаимодействие с криминалом, по большей части этническим, что никак не идет в разрез с непосредственным интересом самого этнокриминала. Как уже говорилось, в рамках «распилов» и «откатов», при постоянном обогащении коррумпированной бюрократии, происходит постепенная легальная передача власти криминалу. Перевес уже на его стороне. И в этой связи появление на арене международных структур закономерно, ибо государство не в состоянии обеспечить нормальный уровень внутренней безопасности, а «русский» криминал отступает под нажимом государственных структур, благо этнической криминал является более щедрым «партнером» на чужой земле, видящим приоритетным свой бизнес-интерес.

После инцидента в станице Кущевская СМИ устраивают такую истерику, будто этот случай абсолютно интерферентен системе, «вставшей с колен» в позу благодарности спонсора в шоубизнесе. Не в коем случае нет попытки обеления бандитских структур, но есть закономерность, суть которой в том, что бандиты являются представителями славянских этносов, следовательно, такая информация может быть обнародована в истерической манере. То же самое, регулярно происходящее на всей территории РФ в массовом порядке, в том числе в Тамбовской области, являющееся нормой современной жизни в нашей стране, даже мельком не освещается в СМИ. И здесь дело в том, что бандитизм этнический, а разоблачение этнокриминала попадает прямо или косвенно под статью 282 УК РФ, примеры чего мы видим постоянно, в частности, в Екатеринбургской области, в поселке Сарга.

Власть, точнее, то, что большинство привыкло считать властью, теряет эту самую власть. В условиях абсолютной безнаказанности, вседозволенности и чиновничьего местечкового всевластия, в увлечении «откатами» и «распилами» власть отжимает сама себя, садясь добровольно на криминальный крючок, попадая в прямую зависимость от криминала, который на 9/10 этнический, «неславянский». При сохранении данной тенденции вероятность в среднесрочной перспективе переформатирования РФ в ОРЭ — Объединенные Российские Эмираты  весьма актуальна и закономерна. Те же курды расселяются по территории РФ с довольно приличной скоростью, занимая земли в Москве, Московской области, а также в Ярославской, Саратовской областях, Краснодарском крае, республике Адыгея. С учетом описанной выше специфики, как тактико-стратегической со стороны этнокриминала, так и клептократической со стороны российской бюрократии, вопрос реприватизации власти и относительно мирной оккупации решается просто.

И самое основное, о чем надлежит задуматься не только чиновничьей, но и финансово-промышленной власти России, это то, что при подобном результате они не сумеют сохранить ни свое положение, ни капитал.  Ибо криминал, тем более этнический криминал, завязанный на жестком религиозно-философском подходе в процессе внутреннего структурирования иерархической системы, постоянно взращивает подготовленные новые поколения продолжателей идей, кадры, «решающие все». В сложной системе этнокриминала доминируют вполне определенные этносы, поведенческая модель которых обусловлена как раз характером их конституции. Это не случайные всплески активности, это закономерности, которые не в силах перебороть заклинаниями о «вненациональном» характере преступности, которые подтверждены и доказаны временем. И доколь власть будет заигрывать с идеологемами толерантности, она способствует устойчивому воспроизводству этнокриминальных элит в Российской Федерации. А уж они-то точно никого чужого и  близко к себе не подпустят, разве что в качестве расходного материала, рабов. Как сказано одним из политиков ХХ века: «Кто контролирует улицу, тот контролирует все». Выводы  при обследовании нашей действительности очевидны, а результаты подобной политики обусловливают вполне конкретные события, которые не заставят себя долго ждать.

Реклама

Posted on 11/07/2011, in Жиды, Кавказ, Медвепуты, Наше дело - правое!, Ненависть, Политика, Полицай and tagged , , , , , , , , , , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: