Добрые Азербайджанцы и Узбеки разговаривали с Русскими.


Жители Дубровки рассказывают о межнациональном конфликте в их поселке

Третья за месяц межнациональная драка в Ленобласти, которую правоохранительные органы и местные власти упорно пытаются представить как «бытовой конфликт», произошла неделю назад во Всеволожском районе — в поселке Дубровка.
В центре поселка на глазах у прохожих схлестнулись две группы молодых людей – славяне и выходцы из Узбекистана и Азербайджана.

Корреспондент «МК» в Питере» выехала в Дубровку, чтобы поговорить со всеми участниками этой драки. На месте выяснилось: побоище спровоцировала юная узбекская девушка, которая затем вовлекла в него весь свой семейный клан.

«Мои братья тебя на шаверму порежут»

Конфликт начался 4 июля с перепалки в автобусе и закончился на следующий день массовой дракой, в которой, вопреки официальным сообщениям прокуратуры и ГУВД, участвовали не 7 человек, а по меньшей мере 15… Дрались стенка на стенку. С одной стороны – четыре узбека и два азербайджанца-самбиста (все имеют российское гражданство), с другой — восемь местных парней. Итог побоища – трое раненых. Узбек Фарход Данияров в реанимации с переломом шейного отдела позвоночника, ему грозит инвалидность. Два друга, Антон Шрайнер и Андрей Корнев, тоже в больнице – один с сотрясением головного мозга, второй – с открытыми ранами головы и ушибами. Участникам драки было от 17 до 22 лет.

«МК» в Питере» удалось установить всю цепочку событий. 4 июля 20-летние Антон Шрайнер и Роман Томашевский получали дипломы в техническом колледже управления и коммерции. Настроение было хорошим – учеба закончилась, впереди лето, долгожданная свобода. Ребята сели в маршрутный автобус № 801 у станции метро «Проспект Большевиков» (это единственная маршрутка, которая ходит в Дубровку. – Ред.). Напротив – через проход – от парней уселись две бойкие подружки. Одна из них узбечка – 17-летняя Шахзода Даниярова.

— Как только автобус тронулся, они начали громко смеяться, — рассказал «МК» в Питере» Антон Шрайнер из больницы. – Причина их смеха была совершенно непонятна. Они беспрерывно хохотали минут двадцать. Гогот стоял на всю маршрутку. Я не выдержал и сделал им замечание. Они начали огрызаться. Одна из узбечек стала угрожать своими братьями: «Они тебя на шаверму порежут!» Потом достала мобильный телефон и начала названивать своим родственникам.
Никто из пассажиров автобуса Антона не поддержал. «Все молчат, и ты молчи!» — обрадовалась девушка.

Гнали, как дикого зверя

Родной брат веселой Шахзоды Фарход пришел на конечную остановку в Дубровке уже вооруженный битой. Вместе с ним были два его родственника – Улугбек Кумаков и Тимур Сахаров.

— Самый старший из них (Фарход Данияров. — Ред.) положил биту на землю, потом подошел и ударил лбом мне в переносицу, — рассказывает Антон Шрайнер. – Началась небольшая потасовка. Он замахнулся битой, чтобы нанести удар, но я подставил под нее руку. Потом побежал к дому.

Пятиэтажка находится всего в пяти минутах ходьбы от остановки. Весь этот короткий путь узбеки гнали Антона с криками и улюлюканьем, как какое-то дикое животное, до самой двери подъезда. А вот Роман Томашевский за приятелем не побежал, оставшись стоять на остановке.

— Дома был муж, — рассказывает Людмила Шрайнер. – Он вышел на улицу и коротко переговорил с ребятами. После этого они ушли.
По словам Людмилы, об этой неприятной истории в семье тут же постарались забыть.

— У нас никогда ничего подобного не было, — говорят в семье Шрайнер. – Антон даже не стал обсуждать эту стычку – ни с нами, ни с друзьями.
Казалось бы, конфликт закончен. Но, как оказалось, сцена у автобуса была всего лишь прологом для последующей драмы.

Драка у бани

На следующий день Антон вместе с друзьями пришел на старый пляж. Ребята провожали в армию двух своих товарищей. «Отвальная» была традиционной. Купались, жарили шашлыки, пили пиво.

— Нас было где-то 12 — 13 человек, — вспоминает Катя, девушка Антона. — А потом Саше Боровикову позвонила на мобильный Шихзода, она его бывшая одноклассница, поэтому знала его телефон. Она приглашала его на встречу, сказав, что нужно разобраться.
Потом девушка позвонила Антону и уже откровенно пригрозила, что если тот не придет, куда ему будет сказано (а местом разборки была назначена баня, расположенная в двух шагах от муниципальной администрации), то «братья» изнасилуют его, его девушку и маму… По словам очевидцев, звонки от Шахзоды поступали в течение всего дня.

— И тогда Антон вместе с другими ребятами пошли к бане, — рассказывает Катя. – Я не пошла, потому что Антон не велел.

— Мы пришли к бане первыми, — говорит Максим Мелихов. – Сели на ступеньки. Вскоре подошли Фарход с Шахзодой и еще несколько человек – их родственники и еще два азербайджанца. Фарход нес биту. У некоторых на ногах были обуты бутсы. Они сразу бросились на Антона.

Максим рассказывает, как на его глазах Улугбек Кумаков нанес Антону два удара битой. Один из них пришелся по плечу, и бита сломалась. В это время Андрей Корнев сцепился с Владом Сахаровым – двоюродным братом Фархода. Они оба уже лежали на земле, у Корнева из головы хлестала кровь. «Все! Расцепились, хватит», — крикнул он. В это время Фарход был уже без сознания, он упал затылком прямо на асфальт, сломав себе шейные позвонки.

— Тут Шахзода начала кричать: «Вы русские свиньи! Убили моего брата!» — рассказывает Максим Мелихов. – Она еще грозилась позвать кого-то с автоматом.
Вид крови многих отрезвил. Драка прекратилась. Максим поймал машину, загрузил туда Фархода, потом отвел Андрея в поселковую больницу – она находится через дорогу от места побоища.

— Я вышел из больницы и увидел, как на меня идет Шахзода, держа в руках нож, — говорит Максим. – Я успел ей крикнуть: «Убери нож!» — потом ее перехватили братья.
До поножовщины дело не дошло, как становится понятно, только по счастливой случайности…

Горячие узбекские юристы

Фарход Данияров находится во Всеволожской районной больнице – состояние его тяжелое. Антона Шрайнера госпитализировали на следующий день – прямо из опорного пункта, куда все участники и свидетели драки пришли давать показания. Здесь их кроме участкового ждало влиятельное узбекское семейство Сахаровых.

Супруги Сахаровы – Зульфия и Сергей – считаются местной дубровской элитой. И муж, и жена в прошлом работали в милицейском следствии. Потом занялись своим бизнесом. Местные жители показывают кафе «Фиеста», которое, по их словам, принадлежит Сахаровым.

— Сахаровы дружат с Саидом Алиевым, главой муниципального образования, у них здесь все схвачено, — в поселке уверены во всемогуществе узбекской семьи.
Брат и сестра Данияровы и Улугбек Кумаков приходятся Зульфие Сахаровой родными племянниками. Два брата, Влад и Тимур, – родными сыновьями. Интересно, как социально устроены все эти юноши и девушки. К примеру, Влад Сахаров учится на таможенника, а Улугбек Кумаков на юриста. Здесь, видимо, с пеленок знают, что служба в силовых структурах дает власть, силу и деньги. Недаром бойкая девица Шахзода на своей страничке в социальной сети называет себя «принцессой» и «мисс мира». И, судя по записям, она также планирует поступать в университет МВД…

Родители Антона Шрайнера и Андрея Корнева не обладают ни полезными связями, ни высокими покровителями, ни большими деньгами.
— Я работаю продавцом в магазине, муж – на комбинате, — говорит Светлана Корнева. – Когда все это случилось, я не знала, к кому бежать. Мы совершенно одни.
Людмила Шрайнер, мама Антона, — учительница, поэтому никак не может взять в толк, за что и почему напали на ее сына.

— У меня в классе дети разных национальностей, — говорит она. – Ко всем нормальное отношение, никто никаких различий не делает.

Но в случившейся драке, как выяснилось, участвовали и бывшие одноклассники. К примеру, Роман Томашевский учился в одном классе с Фарходом Данияровым, а Шахзода – одноклассница Саши Боровикова… Но даже совместная учеба не остановила этих ребят разных национальностей от непримиримого столкновения.

«За этой девочкой звездочки стоят»

В опорном пункте 96-го отдела полиции ребятам и их родителям сразу дали понять, кто здесь настоящий хозяин. «Да он наркоман, весь обдолбанный был», — так прокомментировал состояние Антона (позже выяснится, что у него сотрясение мозга) Сергей Сахаров. Ему поддакнули и местные полицейские. Парню просили вызвать «скорую помощь», но безрезультатно. Вместо этого в опорном пункте гадали, от чего у Антона может кружиться голова: от того, что он напился или обкурился?
— Врачей вызывала уже я, — говорит Катя, девушка Антона.

Наркоманом обозвали и Андрея Корнева – двухметрового детину, которому сейчас вменяют «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» — именно по этой статье возбуждено уголовное дело. Парень уже в статусе подозреваемого в совершении преступления и находится под подпиской о невыезде.

По словам очевидцев драки, Андрей оттолкнул Фархода от себя, так как в этот момент дрался с несколькими парнями (еще одна подробность: как рассказывают свидетели, на Андрея с кулаками и битой бросалась и юная Шахзода).

— Андрей – здоровый парень, — говорит его мать Светлана. – Отмахнулся от щуплого Фархода, тот упал на асфальт прямо затылком.

Андрей Корнев лежит в Александровской больнице в Петербурге.
— У него было три открытых раны на голове, — рассказывает его мама. – Предстоит еще сделать магнитно-резонансную томографию. Я боюсь, что у него сотрясение мозга.
Но еще больше мать боится, что ее сына упекут за решетку лет на восемь.
— Я готова ехать к националистам, к кому угодно, только чтобы спасти моего сына, — говорит Светлана Корнева. – Я душу продам ради него. Мне участковый сказал, даже как будто сочувствуя: «А ты знаешь, что за этой девочкой (имея в виду Шахзоду Даниярову. — Ред.) звездочки стоят?» И посоветовал еще: «Тебе нужен не просто адвокат, а настоящий ас».

Ночной визит в больницу

Услышать позицию выходцев из Узбекистана не удалось.
— Я не готов говорить на тему, которая меня гнетет, — заявил корреспонденту «МК» в Питере» по телефону Сергей Сахаров, глава семейства. – Да и о чем говорить? Произошел конфликт между несовершеннолетними, никакой межнациональной подоплеки здесь нет.
Кажется, эта версия очень устраивает не только правоохранительные органы. Списать все на драку между «детьми» и по-тихому разобраться с неугодными, не привлекая внимания общественности, – самый удобный вариант развития событий для тех, кто обещал еще несколько дней назад порезать парней «на шаверму», «изнасиловать девушку, мать…». О том, чтобы привлечь виновных по столь популярной у нас статье 282 — «возбуждение ненависти либо вражды по расовым признакам», — даже речи не идет. Ведь в таком случае привлекать нужно боевую школьницу и ее братьев – а это уже прецедент. Кому он нужен?

— Этот Сахаров, глава семейства, приезжал в ночь с 6 на 7 июля в больницу к моему сыну, — рассказывает Светлана Корнева. – Приехал почему-то ночью, словно прятался. Подробно расспрашивал Андрея о том, как проходила драка.
Конфликт между «местными» и «этническими» гражданами спишут на первых — уверены в Дубровке. Здесь уже привыкли к байскому стилю управления главы муниципального образования Саида оглы Алиева, которого за глаза называют «ханом» и «вождем».

Впрочем, говорят, такое обращение чиновнику даже нравится.
— Рука руку моет, — прозрачно намекают местные жители на прочные связи местной власти с местной же бизнес-элитой.
Родственники ребят теперь опасаются новых провокаций. А в самой Дубровке – новой бойни.

Глава поселка Алиев вовремя взял отпуск

Дубровка находится в районе плацдарма Невский пятачок – на месте самого кровопролитнейшего сражения в истории XX века. Теперь здесь, похоже, другой плацдарм.

На первый взгляд, Дубровка — очаровательная провинциальная глубинка всего в 50 километрах от Петербурга. Но, погрузившись в местную жизнь, понимаешь, что сельский покой призрачен, как утренний туман.

— Дома либо разваливаются от ветхости, либо горят, в поселке очень много погорельцев. На берегу Невы, в охранной зоне, азербайджанцы держат шалман, в котором торгуют паленой водкой и наркотой. Полно гастарбайтеров, которых привозят сюда на строительство коттеджных поселков, — ведет по улицам поселка Антон Закасовский, местный житель, а с недавних пор и правозащитник, воющий с главой местного муниципального образования Саидом оглы Алиевым. С главой муниципалитета у Антона свои счеты – на празднике 9 Мая депутат-единорос Алиев избил Закасовского за то, что тот ищет порочащую информацию на администрацию.

Антона после громкой драки узбеков со славянами Алиев уже успел назвать «националистом», который сеет смуту. Как видно, власть, когда ей выгодно, тут же вспоминает о национальной подоплеке и тут же стыдливо открещивается от нее, когда затрагиваются интересы нужных и важных людей.
Господин Алиев сейчас находится в официальном отпуске – по слухам, уехал в родной Азербайджан.

— Как какая заваруха, он сразу берет отпуск, — усмехается Антон Закасовский. – После того, как Алиев напал на меня 9 мая, он тоже сразу же уехал из Дубровки в Германию.
Вот и в минувшую пятницу, когда в Дубровку нагрянул прокурор Ленобласти Сергей Литвиненко, Алиева на месте не было. Встреча с местными жителями проходила в местном ДК. Народу набилось — полный зал. Люди узнавали о сходе случайно – от соседей, прохожих, продавцов на рынке. Листовки о созыве были развешаны сотрудниками местной администрации менее чем за час до начала собрания. Но у жителей появился свой рупор гласности.

— Я специально рано утром напечатал объявления о встрече с Литвиненко, — говорит Антон Закасовский. – Обклеил ими весь поселок. Но дворники по указанию чиновников содрали их в течение полутора часов.

Всю неделю в поселке работали следователи прокуратуры, ФСБ, сотрудники центра «Э» (по борьбе с экстремизмом). Но, кажется, главный вывод уже сделан. «Конфликт произошел на бытовой почве – из-за женщины, — заявил прокурор Литвиненко. — Ни о какой межнациональной вражде речи не идет. Это была обычная ссора, которая закончилась дракой».

…Но в это верят далеко не все. При корреспонденте «МК» в Питере» в поселок приехали несколько молодых мужчин, представившихся «неравнодушными гражданами». Они готовы оказать пострадавшим ребятам любую финансовую и юридическую помощь. «Нас все это достало», — говорят они. Ситуацией уже воспользовались и радикалы. ДПНИ собирает средства на адвокатов для Антона и Андрея.

Справка

Волна межнациональных разборок катится по стране

12 июня в поселке Кобралово Гатчинского района Ленобласти поссорились местный житель и уроженец Кавказа, который позвал на подмогу своих сородичей. Те приехали на дискотеку и затеяли драку. В результате пострадало восемь человек.

25 июня в городе Никольское в Ленобласти местные жители подрались с дагестанцами, один из них получил серьезные травмы, впал в кому и позже скончался.

1 июля глубокой ночью в поселок Сагра Свердловской области приехала группа вооруженных кавказцев на 15 машинах и грозила расправой за друга-цыгана, которого жители выжили из деревни за наркоторговлю. Местные мужики отбили набег, застрелив одного из агрессоров. Прокуратура заявила, что драка произошла на «бытовой почве».

Ирина МОЛЧАНОВА

Реклама

Posted on 14/07/2011, in Жиды, Кавказ, Медвепуты, Наше дело - правое!, Ненависть, Политика, Полицай and tagged , , , , , , , , , , , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: