Национализм правит


Национализм правит

Какая политическая сила самая мощная в мире? Некоторые из вас могут сказать, что это рынок облигаций. Другие могли бы обозначить возрождение религии и продвижение демократии и прав человека. Или может быть, это цифровые технологии, которые символизирует Интернет и все, что происходит с ним. Или, возможно, вы думаете, что это ядерное оружие и многообразные эффекты, которые оно производит на то, как государства думают о безопасности и применении силы.

Это все достойные кандидаты (без сомнения, здесь читатели будут иметь свои предпочтения), но мой личный выбор Сильнейшей силы в мире экономике — национализм. Убеждение, что человечество состоит из многих различных культур — то есть групп, которые разделяют общий язык, символы и рассказ об их прошлом (неизменно своекорыстный и полный мифов) — и что эти группы должны иметь свои собственные государства был чрезвычайно мощной силой в мире в течение последних двух столетий.

Это национализм цементировал большую часть европейских держав в современную эпоху, превращая их из династических государств в национальные государства, и это распространение националистической идеологии помогло уничтожить британскую, французскую, Османскую, голландскую, португальскую, Австро-Венгерскую и русскую/советскую империи. Национализм это главная причина того, что Организация Объединенных Наций имела пятьдесят одного члена сразу после своего основания в 1945 году и насчитывает около 200 членов сегодня. Именно поэтому сионисты хотели государство для еврейского народа и поэтому палестинцы хотят собственное государство сегодня. Это то, что дало возможность вьетнамцам победить и французские и американские войска во время холодной войны. Кроме того, поэтому курды и чеченцы до сих пор стремятся к государственности, поэтому шотландцы настаивали на большей автономии в составе Соединенного Королевства, и именно поэтому у нас теперь есть Республике Южный Судан.

Понимание силы национализма также говорит многое о том, что происходит сегодня в Европейском Союзе. Во время холодной войны, европейская интеграция процветала, потому что находилась в тепличных условиях, предоставляемых американской защитой. Сегодня, однако, Соединенные Штаты теряют интерес к европейской безопасности, сами европейцы сталкиваются с несколькими внешними угрозами, а также проект самого ЕС расширился слишком далеко и переоценил свои силы, создав опрометчивый валютный союз. Сегодня мы наблюдаем, таким образом, постепенную ренационализацию европейской внешней политики, чему отчасти виной несовместимые экономические преференции и частично повторяющихся страхи, что местная (т.е. национальная) идентичность находится под угрозой. Когда датчане беспокоятся об исламе, каталонцы требуют автономии, фламандских и валлоны противостоят в Бельгии, немцы отказываются выручать греков, и никто не хочет, чтобы Турция была в ЕС, вы видите национализм в работе.

Для реалистов легко оценить и понять силу национализма, что мой бывший коллега Джон Мершеймер ясно дает понять в важном новом докладе. Нации — потому что они действуют в конкурентном и иногда опасном мире — стремятся сохранить свои тождество и культурные ценности. Во многих случаях, лучший путь для них сделать это –иметь свое собственное государство, потому что этнические или национальные группы, которые испытывают недостаток в своем собственном государстве, обычно более уязвимы для завоевания, поглощения, и ассимиляции.

Кроме того, современные государства имеют мощный стимул для содействия национальному единству, — иными словами, содействия национализму — потому что наличие лояльной и единой группы населения, которая готова жертвовать (и в крайнем случае, сражаться и умирать) за государство увеличивает его силу и, следовательно, его способность справляться с внешними угрозами. В конкурентном мире международной политики, страны имеют стимулы для получения собственного государства и государства стимулируют общую национальную идентичность их населения. Взятые вместе, эти два динамичных процесса создают долгосрочный тренд в направлении все более и более независимых национальных государств.

Очевидно, что народы и государства не всегда достигают цели единого «национального государства». Некоторые народы никогда не добиваются успеха в получении независимости, а в некоторых государствах никогда не удастся создать единую национальную идентичность. И не каждая культурная или этническая группа думает о себе как о нации или стремится к независимости (хотя никогда нельзя быть уверенным, когда некоторые группы, возможно, начинают приобретать «национальное самосознание» и двигаются в этом направлении). Тем не менее, последние сто лет наблюдается устойчивый рост числа государств и появление сильного национального движения во многих из них, и я не вижу никаких оснований ожидать, что эта тенденция будет обращена вспять.

После создания, национального государства становятся самоусиливающимся явлением. Государства-нации трудно завоевать и подчинить, так как местное население, как правило, сопротивляется вторжению извне и продолжает борьбу против иностранных оккупантов. Успешные национальные движения, как правило, порождают подражателей, что ведет к дальнейшим требованиям государственности. Несмотря на случающиеся время от времени неудачи (и очевидные примеры «несостоявшихся государств» это Сомали, Йемен, или Афганистан), национальное государство, вероятно, останется наиболее важным политическим образованием в мировой политике в обозримом будущем.

Из-за того, что американская национальная идентичность стремится подчеркнуть гражданский аспект (на основании якобы универсальных принципов, таких как свобода личности) и стремится преуменьшить исторические и культурные элементы (хотя они, очевидно, существуют), американские лидеры обычно недооценивают власть местной схожести и силу культурных , племенных или территориальных привязанностей. Во время холодной войны, мы настойчиво преувеличивали силу транснациональной идеологии, такой как коммунизм, и недооценивали степень, в которой национальная идентичность и интересы, в конечном счете генерировали интенсивные конфликты внутри марксистского мира. Усама бен Ладен совершил ту же ошибку, когда он думал, что террористические атаки и видеозапись гневных речей зажжет массовое движение для восстановления транснационального исламского халифата. И любой, кто считает, что усиливающийся Китай собирается быть послушным понятиям США или Западна о надлежащем мировом порядке, не в состоянии оценить степень, в которой национализм также является центральной частью китайского мировоззрения, и гораздо более важной, чем любые давние «коммунистические» идеалы.

Пока мы не в полной мере оцениваем силу национализма, мы получаем много неправильных представлений о современной политической жизни. Он является самой мощной политической силой в мире, и мы его игнорируем на свой страх и риск.

Foreign Policy


Реклама

Posted on 18/07/2011, in Жиды, Кавказ, Медвепуты, Наше дело - правое!, Ненависть, Политика, Полицай, Слава Руси! and tagged , , , , , , , , , , , , , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: