На полях карты российской блогосферы. Её нарисовали исследователи Центра Беркмана


Группа аналитиков Центра Беркмана по изучению интернета и общества опубликовала исследование «Публичный дискурс в российской блогосфере: анализ политики и мобилизации в Рунете». При проведении работы была использована уникальная методология по анализу блогосфер, разработанная группой Morningside Analytics.

 

Публикация исследования о российском интернете появилась после того, как гарвардские эксперты уже проанализировали блогосферу Ирана и блогосферу арабского мира. Центр Беркмана опубликовал  отчёт об исследовании на русском языке

 

Это собрание точек — не созвездие на небе и даже не работа художника-пуантилиста. Так выглядит карта, отражающая место блога российского журналиста Олега Кашина в российской блогосфере, сделанная в рамках исследования российских блогов Центром Беркмана по изучению интернета и общества Гарвардского университета. В основе карты — анализ группы блогов, ссылающихся на конкретный блог, в контексте созданной группой исследователей карты российской блогосферы.

Что меня саму сподвигло завести наконец свой журнал — я до сих пор не знаю. Но сделала я это вовремя — накануне российско-грузинской войны. Я бы лопнула в те дни, сидючи на даче, если бы не смогла, мучительно выискивая смартфоном зону уверенного приёма, настукивать на мини-клавиатурке вопли ужаса десятку своих френдов, успевших образоваться за неделю. А за неделю войны я успела крепко «подсесть на ЖЖ», потому что поняла его самый приятный эффект — мгновенную реакцию других людей на то, что тебя волнует. И чем больше человек тебя читает, тем легче создавать внутри себя иллюзию, что ты не одинок и кому-то нужен.
ЖЖ в России — больше чем ЖЖ

Подобная карта — это не только своего рода виртуальная визитная карточка, свидетельствующая о месте конкретного блога в онлайн-социуме, но и факт, свидетельствующий о новой социaльно-политической реальности. Нападение на Олега Кашина вызвало широкий резонанс в российском обществе. Жестокое преступление против журналиста, собственно, и не должно вызывать другой реакции, однако роль и место Олега Кашина в данном случае шире и сложнее, чем традиционная роль журналиста.

Будучи не только журналистом, но и активным блогером, Кашин является представителем нового поколения лидеров общественного мнения, появляющихся в российской блогосфере. Одна из основных характеристик этого поколения в том, что своим мнением они делятся не только через СМИ, где основной фокус делается на теме обсуждения, но и через блоги, которые выступают как персонализированные платформы, формирующиеся вокруг личности их автора. Ещё одним значимым фактором персонализации является интерактивная природа блогов, делающая их автора ближе к аудитории читателей. Иными словами, журналист транслирует себя через СМИ, однако его идентичность формируется в Сети. Журналистская и сетевая идентичность переплетаются друг с другом, делая журналиста более значимым и близким для своей аудитории, а блогера — более узнаваемым, услышанным и авторитетным.

Карта российской блогосферы показывает не только значимость, но и ширину охвата блога Олега Кашина, который цитируется представителями самых разных сегментов российской блогосферы. Нападение на Кашина было для многих не только нападением на известного журналиста, но и нападением на друга-блогера, человека, находящегося внутри виртуального социального круга многих пользователей интернета. Можно предположить, что это было значимым фактором в масштабе и характере резонанса, вызванного преступлением.

История Олега Кашина — одна из многих, показывающих, как тесно сплелись сегодня в России социальные и традиционные медиа, политика и интернет, личное и публичное. Есть ощущение, что роль информационных технологий, интернета и блогосферы растёт и становится с каждым годом всё более значимой. Однако вместе с тем подобное ощущение сложно перевести из области отдельных примеров в область системных фактов. Более того, если сам факт влияния интернета очевиден, характер этого влияния остаётся под вопросом, тем более что влияние виртyального мира зависит и от социально-политического контекста мира реального.

Цель исследования «Публичный дискурс в российской блогосфере: анализ политики и мобилизации в Рунете» — понять роль блогосферы и социальных медиа через чёткую методологию и системный анализ большого массива данных. Методология, разработанная Джоном Келли из Morningside Analytics, включает в себя целый ряд компонентов, позволяющих нарисовать незримое, составив карту национальной блогосферы. Одним из главных параметров построения карты является анализ ссылок. Чем больше ссылок на блог, тем больше точка, обозначающая блог на карте. Анализ ссылок базируется на концепции «экономики внимания». Согласно этой концепции, идентичность блогера в мире гипертекста определяется не через то, о чём он пишет, а через то, что он читает и считает достаточно важным, чтобы зафиксировать факт прочтения публичной ссылкой, а также через тех, кто ссылается на него. Вместе с тем, помимо автоматического анализа ссылок и наиболее часто употребляемых слов, методология включает также прочтение и описание сотен блогов группой исследователей. Исследование строит инфраструктуру блогосферы, исходя из понимания идентичности как функции ссылок, а далее интерпретирует построенную систему через анализ содержания блогов.

Исследование российской блогосферы стало очередным этапом в последовательном анализе различных национальных сегментов социальных медиа. Портрет блогосферы — это портрет общества и социально-политической реальности, в контексте которого эта блогосфера живёт. Создание карт блогосфер позволяет исследовать, как сетевые структуры отражают роли социальных, культурных и политических сил в конкретном обществе. Сравнительный анализ позволяет лучше осознать то, насколько структура национальной блогосферы является особенной и характерной для конкретного общества. Исследование, проведённое в Гарварде, показывает, что двух похожих блогосфер не бывает. Каждая уникальна в своей структуре, и единственный общий знаменатель — высокий уровень сложности этих структур.

Как мы видим, сравнительный анализ блогосфер на разных языках демонстрирует очень разные структуры, с разной степенью централизованности и разными размерами облаков.

 

Российская блогосфера (в правом нижнем углу), согласно первичному анализу, представляет собой несколько ярко выраженных изолированных кластеров.

 

Более глубинный анализ, который сосредоточился на наиболее активном дискуссионном ядре, показывает совсем иную картину. Такой анализ был проведён в рамках нашего исследования,  опубликованного Центром Беркмана по изучению интернета и общества Гарвардского университета. Исследователи весьма наглядно показали то, что (и это, в общем, не должно удивлять) общее активное дискуссионное ядро российской блогосферы очень схоже с картой одного из сегментов общей блогосферы: блог-платформы «Живой журнал».

 

Начав с анализа 5 млн блогов, группа исследователей постепенно выявила дискуссионное ядро наиболее активных блогеров, которые наиболее характерно представляют структуру российской блогосферы. Это дискуссионное ядро составило 12 тыс. блогеров, которые, в свою очередь, были разделены на несколько тематических кластеров. Большинство из этих 12 тысяч были блогами «Живого журнала».

Структура российской блогосферы была интересна уже и до определения кластеров. Анализ показал отсутствие поляризации между разными политическими группами. Этим, к примеру, российская блогосфера принципиально отличается от блогосферы США.

 

Структура американской блогосферы чётко показывает дистанцию и разобщённость между ярко выраженными группами консерваторов и либералов. А вот на российской карте сразу заметно, что речь идёт о целостном облаке, в котором нет разрывов и изолированных друг от друга групп. Иными словами, сузив сферу анализа до дискуссионного ядра, исследователи увидели, что российская блогосфера не поляризована, а отличается высокой степенью централизации, концентрации в одно облако и взаимосвязями между разными кластерами, даже если они представляют собой соперничающие политические группы. Отсюда большая открытость к дебатам и дискуссиям, в рамках которых сталкиваются представители разных политических взглядов. Высокий уровень ссылок друг на друга между разными группами также предотвращает возникновение «информационных коконов» — изолированных групп блогеров, закрытых в своём информационном микромире и живущих только вокруг информации, создаваемой ими самими и их единомышленниками.

Ещё одним фактором, который подкрепляет централизованное строение российской блогосферы, является высокая степень интерактивности российской блогосферы, связанная с тем, что платформы типа ЖЖ совмещают в себе функции блогов и социальных сетей, являясь «социально-сетевыми гибридами».

Заводила блог, собираясь читать разных симпатичных блогеров, но и цели самопрезентации тоже преследовала. Во-первых, чтобы все эти интересные люди ответили мне взаимностью (думаю, не нужно объяснять интернет-читателям, что такое «зафрендить»), надо было наполнить свой журнал текстами. Во-вторых, я была классической домохозяйкой, до того резвившейся только в сетевых эхо-конференциях, и желала проверить свои силы на новой аудитории. ЖЖ-публика тогда считалась интеллектуальной, ну я и пошла посмотреть и показаться.
Я отделяю свою персону от своих работ и хотела бы популярности прежде всего им

Выделив общую структуру дискуссионного ядра российской блогосферы, создатели карты принялись за идентификацию сегментов блогооблака. На базе анализа содержания и описаний 1200 блогов (10% дискуссионного ядра) были обнаружены и определены структуры внутри облака. Исследователи определили четыре основных сетевых кластера, составляющих дискуссионное ядро:

— политические и общественные отношения (обсуждения новостей, бизнеса и финансов, социального и политического активизма и т.п.);

— культура (литература, кино, элитная и популярная культура и т.п.);

— региональные блогеры (блогеры из Беларуси, Украины, Армении, Израиля и т.д.);

— инструментальные блогеры (блогеры в этой группе с большой степенью вероятности активно используют блог как средство заработка).

 

Внутри группы политических и общественных отношений исследователи обнаружили группу «демократической оппозиции», а также группу «националистов». Именно в этих двух группах, отражающих офлайновые политические движения, а также в группe блогов, связанных с социально ориентированными движениями, была обнаружена большая часть свидетельств политической и социальной мобилизации.

Другая весьма значимая офлайновая группа не нашла чёткого выражения в облаке российской блогосфере. Речь идёт о государстве. Проправительственные блогеры не представляют из себя отдельного кластера. Большинство из них находятся в той части Сети, где имеет место общая дискуссия на общественно-политические темы. Наиболее выраженной группой проправительственных блогеров являются активисты прокремлёвских молодёжных движений. Однако большая часть блогов, содержание которых отражало мнение этой группы, обнаружилась в рамках инструментального кластера, вне общественно-политического сегмента. Это явление, безусловно, требует дополнительного анализа, однако может быть объяснено тем, что критическая масса блогов, публикующих мнение «Наших» и других подобных групп, является блогами, размещающими платные материалы. Отсюда неожиданное месторасположение прокремлёвской молодёжи на карте российской блогосферы.

В отличие от представления структуры блогосферы, которая базируется на методологии, анализ и именование её кластеров — безусловно, вопрос интерпретации. С этой точки зрения карта российской блогосферы немного похожа на пятно Роршаха. Каждый может увидеть в ней те или иные феномены российской политической жизни, которые подтверждают те или иные субъективные политические мнения. Однако именно возможность многочисленных прочтений — ещё одна важная черта исследования, которая делает его не только отражением тех или иных фактов, но и центром дискуссии на базе данных, переработанных при помощи уникальной методологии. Вместе с тем, какой бы блогер ни посмотрел на карту российской блогосферы, скорее всего, он узнает в ней себя.

Новостная диета

Исследователи проанализировали не только внутреннюю структуру российской блогосферы, то есть то, как блогеры ссылаются друг на друга, но и взаимоотношение блогосферы с традиционными средствами массовой информации. Анализ того, на какие платформы и традиционные СМИ вне социальных медиа блогеры ссылаются чаще всего, позволил определить своего рода «новостную диету» тех, кто живёт в блогосфере.

Наиболее популярным ресурсом, согласно анализу ссылок российских блогеров, является YouTube.

 

Как мы видим, этот видеохостинг популярен во всех концах российской блогосферы, что делает её в чём-то ближе своим зарубежным картам-собратьям. Однако и YouTube как платформа достаточно политизирован. Анализ 100 наиболее популярных видео показал, что, наряду с развлекательными и коммерческими темами, многие из видеоматериалов касаются социальных и политических тем. К примеру, самым популярным политическим роликом оказалось выступление Юрия Шевчука на концерте в марте 2010 года с критикой современного российского общества и современной российской музыки. Среди других политических тем — Химкинский лес, обращение Дымовского и ряд клипов о коррупции.

Анализ «новостной диеты» на базе наиболее цитируемых традиционных СМИ показывает, что большинство популярных информационных ресурсов носят независимый и либеральный характер. В лидирующую семёрку входят «Лента.ру», «Газета.ру», сайт РИА «Новости», «Коммерсантъ», Newsru.ru, «Эхо Москвы» и «Ведомости». Понятно, что, в отличие от YouTube, внимание к СМИ сосредоточено вокруг общественно-политического кластера, но и здесь характерно отсутствие фрагментации во внимании между разными представителями российского политического спектра.

Пожалуй, главный вывод исследователей говорит о том, что дискуссионное ядро российской блогосферы потребляет больше информации из либеральных СМИ, чем пользователи российского интернета в целом. Таким образом, именно либеральные СМИ формируют повестку дня российской блогосферы и являются её общим знаменателем. И это во многом определяет характер блогосферы и при этом создаёт своего рода симбиотическую модель между российскими традиционными либеральными СМИ и социальными медиа.

 

Если мы вспомним, что при этом «новостная диета» большинства россиян по-прежнему состоит прежде всего из телевизионных новостей, то можно говорить об информационном диссонансе, возникающем между сообществом активных блогеров и тех, кто живёт вне пространства социальных медиа. По сути, это значит, что те, кто получают информацию из блогов, и те, кто в первую очередь смотрят телевидение, живут в одном физическом пространстве, но в совершенно разных мирах.

Безусловно, итоги исследования требуют осторожного анализа. Карта российской блогосферы — это не выводы, а новое поле для интерпретаций. Даже отсутствие выраженной поляризации внутри блогосферы может вызывать разные оценки. Это может быть не только положительная тенденция, снижающая вероятность возникновения информационных коконов, но и удобная информационная инфраструктура для доминирования одной силы, а также свидетельство того, что за оппозиционными настроениями в целом нет существенных групп, которые могут предложить какую-либо конкретную альтернативу. Вместе с тем исследование показывает, что для русской блогосферы характерны многие предпосылки сетевой публичной сферы, в значительной степени свободной от государственного контроля.

Не менее важно также то, что часть русской блогосферы используется не только для обсуждения политики и критики правительства, но и для мобилизации политической и социальной деятельности. Это может означать, что в российской блогосфере появляются признаки того, что британский исследователь Уильям Даттон называет «пятой властью»: российские социальные медиа являются новой сферой формирования реальной политической силы. Согласно Даттону, «пятая власть» выступает как механизм контроля государственных структур, а также «четвёртой власти» — традиционных средств массовой информации. Характерным примером проявления «пятой власти» можно считать роль блогеров и российской блогосферы во время пожаров лета 2010 года.

Такая «пятая власть», однако, хрупка и уязвима. Мы предполагаем, что рост влияния российской блогосферы может привести к всё более активному участию правительства в сетевой публичной сфере. Эти тенденции, как и попытки контролировать сетевое пространство, могут усилиться во время эскалации политической борьбы, например вокруг выборов.

Как и звёздное небо, созвездие блогосферы не стоит на месте. Наше исследование — это отпечаток одного момента. С тех пор как Центр Беркмана опубликовал своё исследование, танец маленьких точек в виртуальном небе продолжается. Здесь вспыхивают новые сверхновые и появляются новые чёрные дыры. Это не расширяющаяся и не сжимающаяся вселенная. Социальные законы, динамика внимания и человеческих интеракций в чём-то сложнее законов физических и, как следствие, менее предсказуемы. А значит, в отличие от карты географической, на карте блогосферы всегда будут оставаться белые пятна.

От редакции. Отчёт об исследовании, о котором идёт речь в статье Карины Алексанян и Григория Асмолова, вы можете  скачать с сайта Беркмановского центра.

Реклама

Posted on 27/07/2011, in Наше дело - правое!, Политика and tagged , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: