ВТО: позорное поражение России


Вопрос о вступлении России в ВТО может решиться на министериале ВТО в декабре 2011 года. Цена данной возможности, названная как бы невзначай, и также невзначай одобренная нами, на самом деле слишком велика. «Достигнутым» ныне соглашением перечеркиваются все прежние геополитические успехи, достигнутые после войны 2008 года. Получается, что Россию всё же сумели убедить поступиться от своих закавказских интересов, а мы «успешно» согласились.

Видимо российская сторона, то ли по причине приближения выборов, то ли по причине беспрецедентного давления с Запада, то ли по причине внутриэкономических проблем, всё же «сломалась». На вопрос, на какие условия согласилась Россия, в том числе, в части мониторинга товаров, переправляемых через границу, Президент России ответил невнятно. В частности он подчеркнул что, это всё-таки технические вопросы. “Единственное, что я могу сделать, — отметил он, — это сказать, что всё, что сегодня было сказано нашим представителем по фамилии Медведков, я, как Медведев, полностью подтверждаю. …Мы готовы принять некоторые компромиссные идеи, которые в последнее время прорабатывались с участием Швейцарии”.

За что, спрашивается пали наши ребята?

Единственное для Кремля оправдание состоит в том, что якобы Грузия требует мониторинг не политической, а экономической границы, то есть контроль движения товаров и электронных переводов. Но, в данном случае, экономическая граница для запада и для Грузии совпадает с политической границей. Более того: по мнению некоторых экспертов, в принципе, Грузия пошла на компромисс. Но, возможно, этот компромисс был разумным именно с точки зрения Тбилиси, так как, в конечном счете, членство России в ВТО выгодно Грузии так же, как и всем другим странам, которые советовали им пойти на компромисс. И в этом смысле, возможно, Грузия и не проиграла ничего. Ведь в случае вступления России в ВТО у международного сообщества появится возможность влиять на экономическую политику страны.

Главный вопрос: был ли компромисс со стороны Грузии? По мнению многих экспертов Грузии удалось достичь того, чего они требовали в течений многих лет после войны 93-го года – контроль абхазского участка границы и Рокского тоннеля, а конкретно контроль движения грузов в Абхазию и ЮОР. Грузины за все эти годы волновались по поводу военного сотрудничества России с этими республиками  и делали заявления, что мы снабжаем Абхазию и Южную Осетию вооружением.

И вот, спустя многие годы и две войны, Россия соглашается на условия Грузии, которые озвучила швейцарская сторона (как известно, после августовской войны, Грузия прервала дипотношения с Россией и стороны общаются посредством Швейцарии). Так был ли смысл в войне? Для чего надо было платить такую цену, проливая кровь наших ребят, если нам придётся в отношении всей территории Грузии (включая признанные нами Абхазию и ЮОР) применять единые правила (подчёркиваю – единые правила) торговли и, самое неприятное, на нашей границе с Абхазией и ЮОР встанут ребята в чёрном с характерным акцентом?

Мы будем обязаны предъявлять на контроль не только грузоперевозки, но и все банковские электронные операции с Абхазией и ЮОР. Кроме того, если Россия будет вести торговлю с непризнанными мировым сообществом двумя новообразованиями, то придётся торговать и с Грузией, то есть допустить на наш рынок грузинские товары.

Помнится, на одном из публичных совещании Владимир Путин отчитал некоторых руководителей, которые следовали правилам ВТО, сказав им: «сперва пусть примут, потом будем соблюдать…». Он же неоднократно говорил, что наше членство в ВТО больше нужно «им», чем нам. Тогда почему такие уступки?

Видимо, плохи дела нашей экономики. Отметим, что за 8 месяцев 2011 года международные резервы России увеличились на $37,469 млрд (на 7,8%) до $516,848 млрд на 1 октября, однако за сентябрь уменьшились на $28,164 млрд (5,2%). За октябрь международные резервы уменьшились ещё на 30 млрд долларов.

Но это не всё.

«Компромисс с Грузией, по поводу вступления России в ВТО, все равно не приведет к немедленному приему РФ в эту организацию» — заявил Александр Портанский, профессор факультета мировой экономики и мировой политики высшей школы экономики и права. Впереди еще несколько этапов: должны быть урегулированы вопросы о поддержке Россией сельхозпроизводителей и о квотах на импортное мясо. «Если договоренности по этим вопросам уже достигнуты, то в ноябре должно состояться заседание Рабочей группы по присоединению России к ВТО, где будет принята рекомендация нового члена Генеральному Совету ВТО. Затем, в декабре, пройдет министерская конференция стран ВТО, на которой заявка о приеме России будет одобрена», – рассказал он.

Итого, что мы имеем? Россия всего лишь имеет возможность добиться голосования, однако ей потребуется набрать 2/3 голосов от представителей 153 стран. А для начала должна получить одобрение от рабочей группы — специального органа, который проводит со странами-кандидатами координационную работу, в том числе — занимается вопросами, существующими между страной-кандидатом и теми странами-членами, с которыми у кандидата отношения не урегулированы. Председатель рабочей группы по включении России в ВТО Стефан Йоханнесон заявил, что 10-11 ноября состоится неформальная встреча рабочей группы, где будут урегулированы все оставшиеся вопросы. Естественно, для получения одобрения от всех стран-кандидатов требуется соблюдение всех основных правил организации. А Россия, вполне осознанно, исходя из своих политических и экономических соображений, уже нарушает, по крайней мере, одно из правил ВТО и готовится нарушить другое.

Во-первых, ВТО запрещает торговлю с непризнанными государствами. Однако, начиная с 1990-х, Россия проводила политику всестороннего экономического сотрудничества с Абхазией и Южной Осетией, которые объявили независимость от Грузии. А после известных событий, в августе 2008 года Москва признала их независимость, заключила оборонные и таможенные договоры об охране государственной и экономической границы и, несмотря на запреты ВТО, легализовала таможенные контрольно-пропускные пункты на границах с ними.

Вполне логично встаёт ребром немаловажный в политическом плане вопрос: как дальше собираемся поступить с союзниками, которым обещали помощь и поддержку?

Во-вторых, ВТО требует, чтобы ее участники не нарушали санкции, наложенные другими государствами-членами организации. А после объявления о «перезагрузке» в американо-российских отношениях,  Кремль присоединился не только к международным санкциям ООН против Ирана, но и к односторонним санкциям США, ЕС и Японии. 9 апреля с.г. Исследовательская служба Конгресса США (CRS) опубликовала отчет для американских законодателей об исполнении противоиранских санкции. В докладе говорилось: «…покупки нефти или природного газа из Ирана, казалось бы, не нарушали санкции, потому что санкции предусмотрены лишь против инвестиций, а не против торговли с Ираном (даже в энергетике). Запрещается продажа Ирану оборудования или услуг, чтобы страна не построила собственные энергетические объекты».

Однако, у Москвы развивающиеся деловые отношения с Тегераном. Некоторые российские государственные компании с Ираном прорабатывают разные инвестиционные проекты, запрещенные санкциями ООН, Японии, США и ЕС. Следовательно, в очередной раз автоматически нарушаем правило ВТО – солидарность в санкциях против третьих стран.

Москва и Тегеран уже давно обсуждают планы относительно реализации совместных инвестиционных проектов в нефтяном и газовом бизнесе. В июле 2010 российский Министр энергетики Сергей Шматко и иранский Министр нефтяной промышленности Масуд Мирказеми подписали совместное заявление о сотрудничестве в нефтяной и газовой сфере. В документе говорится, что стороны намерены «изучить возможность установления объединенного банка, чтобы финансировать проекты в нефтяных, газовых и нефтехимических секторах». С этой целью они рассмотрят создание совместного предприятия. По словам Шматко, сотрудничеству между странами нет никаких практических преград. Со своей стороны, Мирказеми неоднократно акцентировал, что санкции США и ЕС «не затронули экономическое развитие и промышленное развитие Ирана».

Согласно вышеупомянутому соглашению, российские компании потратили приблизительно 2,2 миллиарда долларов США на строительство нефтеперерабатывающего завода, чтобы помочь Ирану преодолеть свое зависимость от импортированного моторного топлива, особенно бензина. В итоге, в текущем году Иран наладил первое бензиновое производство за все время своего существования.

Теоретически, строительство новых нефтеперерабатывающих производств в Иране проблематично из-за режима санкций, которые запрещают зарубежным инвесторам вкладывать больше чем 20 миллионов долларов США в энергетические проекты. Однако, Россия несколько лет назад нашла способ расширить энергетическое сотрудничество с Ираном. А именно, в 2007 году «Газпромнефть» (нефтяное подразделение государственной газовой монополии «Газпром») начала проектировку нефтеперерабатывающего завода с производительнотью 7 миллионов тонн нефтепродуктов ежегодно (140 000 баррелей в день) в Армении. Предприятие должно было быть построено около города Мегри близко с границей с Ираном.

Ранее Ереван предлагал Москве построить нефтеперерабатывающий завод с производительностью в 3-4 миллионов тонн ежегодно (60 000-80 000 баррелей в день), но российская сторона настояла на удвоении производительности, а в противном случае пригрозила замораживанием проекта. Видимо, план обхода противоиранских санкций Москва прорабатывала уже тогда.

Так, как продукция нефтеперерабатывающего завода вдвойне превысит количество, требуемое Армении, логично предположить, что этот проект российской стороной изначально был задуман, как средство помощи Ирану в переработке нефти.

Проектируемый нефтеперерабатывающий завод получит нефть из Тебриза (северо-западная часть Ирана) по 200-километровому трубопроводу, а готовую продукцию отвезут обратно в Иран по железной дороге. Вся транспортная инфраструктура будет построена с помощью российских компаний. Стоит отметить, что фактически вся энергетическая инфраструктура Армении принадлежит или российским государственним энергетическим компаниям, или же управляется ими.

Тем временем, Россия и Иран обсуждают и другие масштабные энергетические проекты. Стороны собираются подписать «SWAP» соглашение, согласно которому газ из Туркмении будет транспортироваться до Ирана в обмен на обязательство Тегерана экспортировать эквивалентные объемы его собственного газа от имени «Газпрома» с портов в южном Иране.

Тегеран также проявил серьезный интерес к российским предложениям по строительству завода сжиженного газа (LNG) в иранской области Голестан. Также, рассматривается проект  стройтельства нефтепровода из Каспийского порта Нека в Джаск (юг Ирана, порт Оманского залива) с  российским участием.

В настоящее время «Газпромнефть» ведет переговоры относительно освоения двух иранских нефтяных депозитов — Азара и Чангулеха (Azar и Changouleh). В прошлом году россииская компания достигла соглашения с Национальной Иранской Нефтяной компанией (NIOC) по формированию совместного предприятия, чтобы эксплуатировать эти два месторождения.

«Газпром» уже работает в области Южного Парса, где находится крупнейшее месторождение газа в Иране — там «хранятся» приблизительно 8% от мировых запасов газа. В Южном Парсе также собирается инвестировать свой капитал нефтехимическая компания «Сибур», которой управляет «Газпром». Российская газовая монополия может также стать вовлечённой в строительство 2700-километрового трубопровода «Мир», также известного как «Газопровод Иран-Индия». «Газпром» обсуждал этот проект с иранской стороной в 2009 году.

Подробную информацию насчёт заинтересованности и участия России в вышеупомянутых проектах можно получить через официальные отчеты и заявления уполномоченных лиц. Российские СМИ часто упоминают о проектах, стойкость которых намного превышают установленную международными санкциями сумму в 20 миллионов долларов США.

Факт нарушения некоторых основополагающих положений ВТО налицо и, может быть, переговоры с Грузией являются вовсе не главным препятствием на пути вступления России в ВТО. Ведь не зря эксперты сомневаются насчёт реальности получения «зелёного цвета» от рабочей группы, которая главным образом следит за исполнением страной-кандидатом правовых обязательств перед организацией.

Так что возникает вопрос: выгодно ли нам, стране, для экономики которой имеет важнейшее значение развитие энергетических проектов, отказаться от вышеназванных инвестиций?

В любом случае, примут нас в ВТО или нет, судья по тому, с каким позором закончились переговоры с Грузией, на фоне самонадеянных заявлении С. Лаврова и лидеров государства, что мы вступим в ВТО и без согласия Грузии, следует ожидать таких же позорных уступок в отношении Ирана.


Реклама

Posted on 07/11/2011, in Жиды, Наше дело - правое!, Ненависть and tagged , , , , , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: