Силовой бизнес


Слово «силовики» схватывает главное — применение силы — и отбрасывает второстепенное — охрану закона. Раньше эти люди не воспринимались отдельно от государства, воле которого подчинялись

Вадим Волков, проректор Европейского университета в Санкт-Петербурге, доктор социологических наук

За распадом СССР последовали реформы органов государственной безопасности уже новой России. В течение 3 лет КГБ трижды реорганизовывался и переименовывался, каждый раз — при новом руководителе. К концу 1993 года КГБ разделили на пять отдельных структур: Службу внешней разведки (СВР), Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ), Федеральную службу контрразведки (ФСК), Главное управление охраны, в которое вошла Служба безопасности президента (СБП), и Главное управление пограничной службы. В 1995 году ФСК была переименована в Федеральную службу безопасности (ФСБ).

Реструктуризация органов государственной безопасности сопровождалась сокращением штата сотрудников. Негативное общественное мнение способствовало снижению престижа этой профессии, а сокращение государственного бюджета и инфляция привели к уменьшению зарплаты. Все это вынуждало сотрудников госбезопасности искать другую работу. Более 20 тысяч сотрудников КГБ уволились или были уволены с сентября 1991 по июнь 1992 года. Многие ушли с работы после кризиса в октябре 1993 года, в том числе и члены специальных элитных формирований по борьбе с терроризмом «Альфа» и «Вымпел». В 1992 году Ельцин подписал указ о сокращении 137-тысячного центрального аппарата бывшего КГБ до 75 тысяч (на 46 процентов) в ходе реструктуризации. В 1992-1993 годах значительная часть бывшего состава центрального аппарата была переведена в новообразованные органы (СВР, ФАПСИ и т. д.) и в региональные управления ФСБ, а 11 тысяч человек были уволены из органов государственной безопасности. К 1995 году число оперативников с профессиональным стажем от 7 до 15 лет сократилось в 5 раз.

Кроме этих очевидных, были и другие обстоятельства, спровоцировавшие переход сотрудников органов государственной безопасности в частный сектор. Новые задачи, поставленные перед структурами госбезопасности, включали борьбу с организованной преступностью и защиту государственных интересов в условиях быстрой приватизации экономики. Одним из способов получения необходимой для этого информации стало внедрение в частный бизнес. Таким образом, если аналитически еще можно провести границу между поиском нового места трудоустройства бывшими сотрудниками госбезопасности и их новыми оперативными заданиями, то практически это сделать не удается.

В бизнес — по закону

 

Закон «Об органах Федеральной службы безопасности» разрешил действующим сотрудникам ФСБ быть прикомандированными к предприятиям независимо от формы собственности с согласия их руководителей. Тысячи действовавших офицеров госбезопасности стали работать на частных предприятиях и в банках «юридическими консультантами» — так скромно называлась эта должность. Используя свои связи в государственных структурах и информационные ресурсы ФСБ, они выполняли «крышные» функции — защищали от вымогательства и мошенничества со стороны преступных группировок, выстраивали отношения с государственной бюрократией. По оценкам экспертов, до 20 процентов сотрудников ФСБ было задействовано в деятельности «крыш» в качестве «прикомандированных».

Коммерческая деятельность сотрудников спецслужб и использование технических ресурсов КГБ и МВД были легализованы с принятием Закона «О частной детективной и охранной деятельности» от 11 марта 1992 года и специального постановления правительства от 14 августа 1992 года.

На 1 июля 1998 года из 156,2 тысячи лицензированных сотрудников частных охранных предприятий и служб безопасности в России 35,4 (22,6 процента) пришли из МВД, 12,4 (7,9 процента) — из КГБ-ФСБ и 1,2 тысячи (0,8 процента) — из других органов правопорядка и безопасности. Частные охранные агентства приняли на работу около 50 тысяч бывших офицеров из государственных силовых структур, или более 30 процентов всех лицензированных сотрудников. Их влияние трудно преувеличить, так как большинство из них, особенно бывшие работники КГБ, заняли ключевые руководящие посты в частном охранном секторе.

В 1992 году бывшие сотрудники ФСБ создали профессиональную ассоциацию «Бизнес и личная безопасность», которая за 1992-1994 годы организовала переподготовку и трудоустройство более 4 тысяч бывших сотрудников госбезопасности, половина которых возглавила частные охранные агентства.

Службы безопасности крупных банков и компаний, особенно тех, которые были уполномочены заниматься государственными финансовыми активами или стратегическими ресурсами, укомплектовывались бывшими высокопоставленными офицерами госбезопасности. Так, корпоративные службы безопасности возглавили: в банке «Столичный» — один из бывших командиров «Альфы» Геннадий Зайцев, в Инкомбанке — ранее служивший в ГРУ Михаил Горбунов, в финансовой группе «Мост» — в прошлом заместитель председателя КГБ Филипп Бобков. Самой крупной СБ (41 подразделение по всей стране и 13 тысяч сотрудников), обслуживавшей «Газпром», руководил полковник КГБ Виктор Марущенко.

Принцип корпоративной идентичности, свойственный государственным силовым ведомствам, прослеживался и в сфере частной безопасности. Например, бывшие командиры специального антитеррористического формирования КГБ «Альфа» Игорь Орехов и Михаил Головатов оставили службу, чтобы открыть сеть охранных предприятий: «Альфа-А», «Альфа-Б», «Альфа-7», «Альфа-Твердь». В данном случае «Альфа» стала торговой маркой.

После отказа участвовать в штурме Белого дома в октябре 1993 года антитеррористическое подразделение КГБ «Вымпел» было подчинено МВД. В результате 215 человек перешли на службу в ФСБ и другие органы госбезопасности, а 135 ушли работать в частный охранный бизнес, многие из них — в ЧОП «Аргус», которое основал один из бывших командиров «Вымпела» Юрий Левицкий. «Аргус» стал одним из крупнейших частных предприятий безопасности в Московской области. Другие командиры учредили ЧОП «Вымпел-Честь», используя название спецподразделения как торговую марку.

Таким образом, наиболее крупные ЧОП стремились сохранить свою корпоративную идентичность и, по сути, представляли собой приватизированные сегменты государственных силовых министерств. Руководители ЧОП открыто признавались во взаимовыгодном сотрудничестве с государственными органами, подразумевая под этим обмен ценной информации на деньги или оборудование. Позже неформальные отношения между государственными и частными органами безопасности организационно оформились в Консультативный совет при ФСБ, состоявший из сотрудников управления экономической контрразведки и глав крупнейших ЧОП.

Директор ЧОП «Аргус» Юрий Левицкий так обобщил результаты деятельности индустрии частной безопасности: «…Несколько лет назад весь бизнес у нас был криминальным. Мы могли стать бандитским государством. Сейчас, через пять лет, «крыши» — это охранные структуры. Тихо, без революции, без стрельбы мы сделали свое дело».

Ушедшие в отставку и действующие сотрудники силовых ведомств открыли для себя способ конвертации профессиональных навыков в рыночный товар.

Реклама

Posted on 07/11/2011, in Полицай and tagged , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: