Черноморский флот? Нет, не слышал…


alt

Именно Черноморский Флот стал гарантом стабильности в бассейне Черного моря, минимизировав региональные конфликты (Грузия, Абхазия) и не допустив превращения Крыма, находящегося в центре «коромысла» «Дуги нестабильности» (Синьцзян — Памир — Центральная Азия — Каспий — Кавказ — Черное море — Балканы — Адриатика), в регион «горячего» конфликта.

 Околофлотская проблематика и сегодня является фактором влияния на характер, темпы международной деятельности, внешнеполитических инициатив всех сил, так или иначе имеющих интересы в окончательно оформляющемся Каспийско-Черноморском геополитическом пространстве. Сегодня Черное море стало внутренним европейским морем, где каждая страна ЕС, включая далекую Португалию, имеет свои интересы. О своих жизненно важных интересах здесь еще в 1996 г. заявили США. И это вполне объяснимо.

Черное море — важнейший узел энергопотоков и транспортных коридоров, перспективным является и его шельф. В связи с этим трудно переоценить роль Черноморского Флота в обеспечении как безопасности в регионе, так и необходимого баланса сил после утраты Россией доминанты в Причерноморье, замороженности российско-грузинских отношений, стремления к региональному лидерству Турции и Румынии, реализации замыслов по размещению американской ПРО у рубежей России, а также в связи с Олимпиадой-2014.

 

Очевидно и неоспоримо: Черноморский Флот, его присутствие в Крыму и Севастополе не только обеспечивает стабильность общественно-политической ситуации в Северном Причерноморье, но и в значительной степени определяет перспективы развития в разных областях Автономной Республики Крым и города — главной базы Флота. Достаточно сказать, что более 17% бюджета Севастополя формируется за счет нахождения в нем ЧФ. Плюс к тому субвенции, которые перечисляются Киевом как компенсация городу за базирование Флота, также прибавим вклад России в социально-экономическое развитие Севастополя. Образно говоря, ЧФ сегодня — самое успешное предприятие Севастополя, исправно выплачивающее налоги. Нельзя не учесть и то, что черноморцы — наиболее обеспеченная часть горожан. Естественно, свою зарплату они тратят в Севастополе и Крыму.

В то же время целый ряд новых факторов, возникших вокруг российского Черноморского Флота, не могут не вызывать тревогу. Это обусловлено как существующими для России вызовами и угрозами, так и переформатированием архитектуры обеспечения безопасности в бассейне Черного моря и Причерноморья.

Многие вещи представляются просто парадоксальными. К примеру, процесс флотораздела занял шесть лет (1991-1997 гг.), и это казалось длительным периодом. Однако за последующие 15 лет Москва и Киев по сути не смогли наладить действенного сотрудничества, в т.ч. в сфере безопасности и обороны, хотя регулярно проводятся переговоры и встречи на разных уровнях, делаются по этому поводу громкие заявления. В течение длительного времени Москве недостаёт четкой, внятной и эффективной политики в отношении как Украины, так и соотечественников, проживающих на её территории. Вспомним: в конце «нулевых» годов дело дошло до открытой конфронтации, основанной как раз на комплексе флотской проблематики. Киев не только говорил о невозможности продления базирования ЧФ на украинской территории после 2017 года, но и требовал досрочного вывода его сил.

Угроза прихода НАТО в область «подбрюшья» России становилась реальностью.

К сожалению, и после достижения Харьковских соглашений (апрель 2010 г.) во многом перспективы Флота не прояснились. Киев изменил политическую риторику, напряжённость в отношениях спала, но перемен в жизни Флота, ощутимо отразившихся как на его состоянии и составе, так и на благополучии черноморцев и членов их семей, не наступило. Роль Черноморского Флота и ВМФ РФ в целом требует быть осмысленной заново.

Положения Морской доктрины России (действует до 2020 года) уже давно устарели или не связаны с реалиями, а фундаментальных документов, касающихся состояния и перспектив развития ВМФ, нет. Документ, определявший основы военно-морской деятельности России, определял перспективы до 2010 года. Выполнен был он лишь частично. Нового перспективного документа нет. Нет и ясной программы военного кораблестроения. В то же время в течение всех 90 лет ХХ века такие программы существовали.

На сегодняшний день из 49 черноморских кораблей, составляющих боевое ядро Черноморского Флота, лишь 4 не перешагнули нормативного срока эксплуатации. К сегодняшнему дню ЧФ утратил свою подводную составляющую — единственная подводная лодка «Алроса» находится на ремонте на Балтике. Продекларированный приход новых кораблей на Флот выглядит благим пожеланием с учётом срыва Гособоронзаказа для ВМФ и, соответственно, переноса сроков строительства надводных кораблей и подводных лодок. Техника и вооружение остальных родов сил Флота, прежде всего авиации, также требует замены.

Как неблагоприятное для Флота оценивается экспертами переподчинение ЧФ Южному военному округу: проигнорирован особый статус Черноморского Флота как единственного оперативно-стратегического объединения, находящегося и решающего задачи за рубежом России, на передовых рубежах оборонной системы государства, а также действующего в дальней морской и океанской зонах. Увы, Флот по-прежнему неоправданно сокращают, его состав физически и морально стареет. Не лучше ситуация в молодых ВМС Украины.

Приходится также с сожалением отмечать: после достижения Харьковских соглашений не оправдали себя ожидания в области развития интеграционных, кооперационных процессов России и Украины в военно-морской сфере, в кораблестроительной отрасли. А ведь её украинский сегмент был ведущим в СССР. Именно на Украине построены основные крупнотоннажные боевые корабли Советского ВМФ. После некоторого оживления «зависло» решение судьбы недостроенного в Николаеве крейсера «Адмирал Лобов» — «Украина». Отсутствие позитивной динамики в отношениях привело Киев к реализации программы строительства «украинского корвета». Украинские кораблестроители-профессионалы, не имея работы на своих предприятиях, трудятся за границей, в т.ч. в Китае, создавая китайцам современный океанский военный флот.

Не оправдались и ожидания севастопольцев, значительная часть которых также была задействована в кораблестроительном и судоремонтном комплексе и чья жизнь связана, подчеркну, с Российским Флотом.

Анализ процессов, идущих на протяжении последних двадцати лет в связи с разделом Черноморского Флота бывшего СССР и реализацией достигнутых в его ходе и продолжающих действовать российско-украинских соглашений, свидетельствует об однозначной утрате Россией статуса военно-политической доминанты в бассейне Черного моря и регионе Причерноморья. Военно-морская деятельность Черноморского Флота сегодня носит ограниченный характер, а в Средиземноморском сегменте зоны ответственности флота сведена до критического минимума. Лишь один пример: в конце 80-х годов, двадцать лет назад, через Черноморские проливы для решения военно-политических задач, демонстрации ВМФ ежегодно проходило до 100 черноморских боевых кораблей и вспомогательных судов. В этом же году за первые 9 месяцев пределы Черного моря не покинул ни один (!) боевой надводный корабль ЧФ России.

Снижение уровня и потенциала военно-морской составляющей в геостратегическом (геополитическом и геоэкономическом) плане привело к изменению статуса России как Великой Морской Державы. В значительной мере утрачены 250-летние завоевания, достигнутые с Екатерининских времен.

За двадцать лет Украина не стала союзником России. Партнерство и сотрудничество осуществляется в ограниченных масштабах. Курс Украины на евроатлантическую интеграцию, несмотря на снятие этого вопроса с публичных дебатов, сегодня оценивается как неизменный, а возможно, и неизбежный. Об этом свидетельствует уровень сотрудничества Киева с Брюсселем и Вашингтоном, в том числе в сфере международного военного сотрудничества, проведения совместных учений, подготовки военных кадров и т.д.

По-прежнему отторгнуты от «большой» Родины миллионов соотечественников, свое прошлое, настоящее и будущее связывающих с Россией. Продолжающиеся негативные процессы могут привести к полной утрате морской составляющей на Юго-Западном стратегическом направлении оборонной системы Российского государства.

Нужно со всей прямотой признать: Черноморский Флот России, русские Севастополь и Крым подведены к границе исторической катастрофы. Не видеть это — губительно. Кроме Черноморского Флота РФ другой силы, способной отстоять интересы не только России, но и всего СНГ, в том числе и Украины, и Белоруссии, в бассейне Черного моря нет.

И уж если говорить об интеграции, то лучших возможностей, чем те, которыми обладает и которые предоставляет Черноморский Флот, чьи основные силы базируются на украинской территории, просто не существует. Реальная и действенная интеграция возможна и в обороне и безопасности, и в экономике, и в гуманитарной сфере. Дело — за проявлением политической воли.


Реклама

Posted on 09/11/2011, in Медвепуты, Наше дело - правое! and tagged , , , , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: